×
449.96
487.67
4.86
#правительство #финансы #назначения #акимы #январские события #война в Украине #выборы
449.96
487.67
4.86

Для мусора закон писан, но не читан: почему в Алматы не решают проблемы с отходами

Коллаж Ulysmedia

Человек каждый день производит мусор, выбрасывает его и не задумывается – куда он потом исчезает. Почему-то вопросы отходов в нашем обществе считаются неважными: в первую очередь нас интересуют цены на продукты и лекарства, жилищные проблемы, образование и погода. А то, что мы пьем загрязненную воду из-под стихийных свалок и порой вдыхаем ядовитый пар – зачастую остается вне фокуса нашего внимания. Корреспондент Ulysmedia.kz выясняла, где кроется корень проблемы отходов и возможно ли её решить.

Как работает система отходов в Алматы

Колоссальный шаг вперёд в ситуации с отходами был сделан в Алматы в сентябре 2018 года, когда был запущен мусоросортировочный комплекс (МСК). Толчком для этого стало принятие нового Экологического кодекса, который вступал в силу с января 2019-го. Одна из его статей запрещала захоронение отходов на полигонах без предварительной сортировки. Как результат, мусоросортировочный завод позволил увеличить долю перерабатываемого мусора в Алматы с 2-3% до 14%. По Казахстану, в среднем, этот показатель редко превышает 7%, а в Нидерландах, к слову, он уже давно перевалил за 80%. Ранее, кстати, сортировку отходов в Алматы проводили сразу несколько компаний. Однако, несмотря на субсидии от государства, все они за короткое время обанкротились.

В 2018 году группа компаний «Тәртіп» и акимат заключили договор государственного-частного партнерства (ГЧП), согласно которому частный инвестор на собственные средства построил мусоросортировочный комплекс, обновил парк мусоровозов и провел рекультивацию полигона. Взамен компании было предоставлено право вывоза ТБО сроком на 25 лет (около 70 % от общей доли ТБО). Городские отходы, за которые отвечает «Тәртіп», сортируются на МСК с последующим захоронением на полигоне. Акимат материальных потерь в рамках проекта не понёс - не субсидировал и не финансировал ни строительство мусоросортировочного комплекса, ни приобретение новых мусоровозов. Все 100% затрат понес исключительно инвестор.

Чистота вопреки всему

Мусоросортировочный комплекс в Алматы соответствует самым высоким европейским стандартам. Оборудование и мусоровозы итальянские. Из-за логистических проблем, связанных с войной России и Украины, стоимость запасных частей для дорогостоящей техники значительно выросла. А между тем тарифы на сортировку мусора в Алматы не менялись с 2018 года. За тонну отходов в южной столице платят $11, а в Европе - €270.

Мы, жители, обычно волнуемся, если отключают свет, газ или интернет. А вот вывоз мусора зачастую считаем чем-то самим собой разумеющимся, не требующим особого внимания.  Привыкли, что по утрам мусорные площадки возле дома уже чистые – выбросили очередной пакет и отправились по делам. Между тем за вывозом мусора, который избавляет нас от омерзительного запаха гниющих отходов и поддерживает эстетику наших дворов и улиц, стоят сложные, трудоёмкие процессы, требующие соответствующей оплаты.

В Алматы тариф на вывоз отходов составляет 553 тенге, обслуживание лифта – 500 тенге, уборка подъезда – 400 тенге. Кстати, в маленьких городах страны, например, в Косшы, тариф на вывоз мусора составляет более 400 тенге. При этом процессы по обслуживанию лифта и вывозу отходов не поддаются сравнению. Лифтер приходит пару раз в год и, при необходимости, за 2-3 часа может устранить стандартные неполадки. А один итальянский мусоровоз главной мусоровывозящей компании Алматы стоит 58 млн. тенге, в его экипаже -  3 человека, которым надо платить зарплату. Мусоровозы ежедневно выезжают в 4 утра за отходами, в любую погоду, в праздники и выходные дни. Их необходимо заправлять топливом и постоянно поддерживать в соответствующем техническом состоянии, приобретая расходные материалы и запчасти. Более того, далеко не каждый шофер мусоровоза соглашается на работу, потому что вывоз мусора далеко не самая «приятная» работа, да еще и сопряженная с большим риском – не просто проезжать по двору между припаркованными машинами.

При этом, далеко не все жители Алматы исправно платят за вывоз мусора. В базе компании Алсеко, которая выдаёт квитанции о коммунальных платежах, по вывозу отходов в Алматы числится всего 840 тысяч человек. При этом никто не считает водителей и пассажиров 250 тысяч автомобилей, которые ежедневно въезжают в город из области, и не только производят мусор в Алматы, но и привозят его из дома, чтобы затем выкинуть в городские контейнеры. А еще есть и непрописанные: гости города, нелегалы и т.д.

Мало того, что главная городская мусоровывозящая компания «Ақ Тәртіп» обслуживает город по низкому тарифу, так она еще вдобавок ко всему бесплатно вывозит строительный мусор, мебель, холодильники со дворов и срезанные деревья. Тогда как вывоз таких отходов и вовсе не входит в тариф.

Акимат против чистого города?

Огромная работа, которую проделала за последние несколько лет группа компаний Green Recycling - «Ақ Тәртіп» – KWC, сейчас находится на грани развала. На компанию посыпались иски акимата.

А все дело в том, что в 2017 году акимат Алматы проводил реализацию непрофильных активов согласно постановлению правительства. Акимат решил передать некоторые отрасли частникам, чтобы они приносили пользу и получали прибыль. И «Ақ Тәртіп» была приватизирована - частный инвестор выкупил акции с аукциона у государства, предложив цену больше, чем просили. Но прошло 6 лет, и внезапно местный исполнительный орган подал иск в суд, где заявил, что реализация акций предприятия прошла с нарушениями. Хотя согласно закону, в таких случаях в суд нужно обращаться в течение 6 месяцев. Что примечательно, готовил и проводил аукцион сам акимат, а крайним теперь хотят сделать покупателя.

Акимат подал и второй иск – о расторжении договора ГЧП с группой компаний. В акимате вдруг посчитали, что передача прав на вывоз большей части городского мусора одной компании нарушает принципы конкуренции. Однако, никто из чиновников не удосужился изучить международную практику в этой сфере и опыт предыдущих лет «конкурентного бардака» на мусорном рынке Алматы.

Сам по себе проект ГЧП появился в 2017 именно как решение властей города на аховую ситуацию в сфере мусора. В крупнейшем городе страны на тот момент, де-факто, не было никакой мусоропереработки. Все предыдущие попытки выстроить современную систему вывоза и переработки мусора потерпели фиаско. Отходы в лучшем случае вывозились на специальные полигоны, в худшем – выбрасывались на одной из десятков стихийных мусорных свалок.  Вывозом мусора занимались десятки мусоровывозящих компаний на «допотопной»  технике, вооруженные стандартами стран третьего мира. Несмотря на государственные субсидии, частные компании не торопились инвестировать в модернизацию своих мощностей. Мало того, что тариф очень низкий, так еще и нет уверенности, что и в следующий раз удастся победить в тендере на вывоз мусора.

Тогда акимат и решил предложить рынку модель ГЧП. Суть простая. Вы за свой счет строите мусороперерабатывающий завод, обеспечиваете сортировку и закупаете новую технику, а мы даем Вам право 25 лет вывозить большую часть городского мусора. Так на мусорный рынок Алматы пришла группа компаний «Тәртіп».    

Когда был подписан договор о ГЧП, город не только стал жить по закону, то есть по Экологическому кодексу, но и получил мультипликативный экономический эффект. Открылись новые рабочие места, образовался целый кластер по развитию вторичной переработки мусора, начались платежи в бюджет. К примеру, только на линейном конвейере сортировочного комплекса «Тәртіп» работают 700 человек - низкоквалифицированный персонал. Они получают зарплату от 140 до 180 тысяч тенге. Компания бесплатно обеспечивает рабочих формой, питанием и развозит по домам. Если город разорвёт ГЧП, куда пойдут эти люди?

Группа компаний «Тәртіп» провела цифровизацию, обновила парк мусоровозов, построила соответствующий европейским стандартам мусоросортировочный комплекс, который в день сортирует более 1000 тонн отходов, а это около 40 вагонов мусора. Если акимат через суд разорвёт государственно-частное партнерство, то кто возместит бизнесу многомиллиардные инвестиции?

Что станет с мусором в Алматы? Будут ли у города такие же новые мусоровозы, рабочие места, технологии, правильное захоронение ТБО? По мнению специалистов, чтобы «зайти» в мусорный бизнес, нужно будет вложить не менее 10 млрд тенге. А рискнет ли новый инвестор сделать это, если предыдущего владельца «выкинут» из системы ни за что, ни про что?

Пока президент Токаев говорит о важности привлечения инвестиций, создания рабочих мест, увеличении налогооблагаемой базы, акимат  Алматы «кошмарит» бизнес в судах.  Компания «Ақ Тәртіп» выполнила все условия по ГЧП, официально к нет претензий нет, а судебный иск – есть.

«Иголка» на стихийных свалках - 200 тысяч тонн мусора

«Нападения» местных властей на группу компаний по работе с отходами – это еще не все, что происходит в Алматы. В 2022 году в Алматы насчитывалось более 50 стихийных свалок. Мало того, что они находятся вблизи домов и в прямом смысле слова отравляют жизнь людям, так они еще и загрязняют питьевую воду. В Акимате про свалки знают, но ничего не меняется.

Экологи утверждают, что под стихийными свалками проходят подземные воды. Люди жалуются на грязный воздух, которым дышат, а про воду, которую пьют, помалкивают. А ведь воду не спрячешь от ядовитых веществ. У границы Алматинской области и города Алматы, на месте старого карьера, есть стихийная свалка, где раньше добывали гальку. Там протекают подземные воды. Какие вещества просачиваются в воду со свалки остается загадкой.

Другая проблема – птицы. Они кружат над мусором, который валяется неподалеку от взлетно-посадочных полос аэропорта. Пассажиры подвергаются постоянному риску, возникающему от столкновений птиц с воздушными судами.

Эту проблему решить легко – закрыть свалку и провести рекультивацию. Тогда птицам будет негде питаться и они улетят. Но, кажется, никто не горит желанием принять необходимые меры.

Откуда же берутся стихийные свалки в Алматы?

Мусоросортировочный комплекс Алматы рассчитан на 550 тысяч тонн мусора. Около 300 тысяч тонн привозит «Ақ Тәртіп», сставшиеся 250 тысяч тонн должны привозить другие мусоровывозящие  организации, которых в Алматы около 25. Однако, они не привозят отходы ни на мусоросортировочный комплекс, ни на полигон, хотя по закону должны. Получается, они вывозят его на стихийные несанкционированные свалки?

Система «вывоз отходов-мусоросортирочный комплекс-полигон» - пусть и частичное, но важное решение проблемы с отходами. Здесь есть учёт и контроль. В Европе этот путь прошли ещё в 70-80 годах. У нас же, судя по всему, просто не хотят контролировать ситуацию.

Вместе с тем решение на поверхности: когда город заказывает вывоз отходов, он требует акт выполненных работ. Недобросовестные исполнители вписывают туда все что угодно, потому что их не  проверяют.  Акимат мог бы очень легко вычислить таких нарушителей: достаточно сделать запрос мусоросортировочному комплексу, о том, какие компании привезли отходы. Кого в списке нет – проверить и наказать.

Мусоросжигающий завод: необходимость или блажь?

В 2021 году власти предложили решение мусорной проблемы - заявили о том, что в 6 городах Казахстана построят мусоросжигательные заводы. В обществе было много споров о том, действительно ли нам это нужно. Одни говорили о том, что заводы будут давать энергию, и это хорошо, другие – о том, что мусора у нас не так много, и привлекать в это дело 293 млрд тенге инвестиций – нерационально.

А что говорит статистика? Цифры обычно не врут. Сколько отходов сортируют на комплексах? Какой процент годится для переработки, какой может сгодиться, если добавить новые технологии, а какой подойдет только для сжигания? Специалисты могли бы указать на те вещества, которые действительно опасно захоранивать и лучше сжечь. Но, согласно открытым данным, у нас такого вторсырья мало, и государству придется вливать дополнительные инвестиции, чтобы его увеличить дабы было чем «топить» заводы.

По приблизительным подсчетам, после всех мероприятий, для максимальной переработки вторсырья, останется 2-3 % мусора, который надо сжигать. Но хватит ли его для мусоросжигательных заводов? В Европе такие заводы строят не для того, чтобы получать энергию, а только для того, что не захоранивать остатки, которые не поддаются переработке. А если говорить об энергии, так у нас есть нефть и газ, и энергия дешевле, чем в Европе.

Интересный пример: до 2019 года Китай покупал у Европы и США отходы для мусоросжигательных заводов. Но затем перешел на гранулы, которые получает из собственных нефтепродуктов полимерной группы. И теперь Европе некуда возить отходы для сжигания, логистика там дорогая, пришлось переправлять мусор на баржах в отдельные города, например, в Нидерланды.

По логике, производственная мощность завода предусматривает, что он должен работать, условно, 24 часа в сутки для получения некоторого объёма энергии. Европа большая, отходов там много. А если взять Алматы? Допустим, наш мусор завод сожжет за 2-3 часа. А потом что делать? Где брать отходы? Мы можем столкнуться с той же ситуацией, как скандинавские страны, которым приходится покупать отходы у соседей. Делают они это потому что там мусоросжигающие заводы не просто жгут мусор, но и обеспечивают тем самым энергией предприятия и маленькие города, которые без достаточных отходов рискуют остаться без тепла и электричества.

В Сингапуре тоже есть мусоросжигательные заводы, но они из остатков пепла делают гранулы, которые используются в качестве строительного материала для увеличения сухопутной территории своего государства. Страны строят мусоросжигательные заводы по нужде, просчитывая риски и объёмы, а мы, судя по всему, не очень хорошо посчитали…

Эволюционный путь: когда мы придём к сортировке

Мусоросортировочные заводы, переработка, сжигание – это всё хорошо, но как нам добиться реализации концепции zero waste? Как воспитать культуру обращения с отходами? Европа и Корея шли к этому 20 лет через штрафы и работу надзорных органов. У нас же пока сделан только первый шаг – во дворах Алматы установлены сетчатые контейнеры для твердых отходов. Казалось бы, что толку? Но здесь работает закон социальной психологии: когда мы видим, как кто-то сортирует мусор, мы и сами начинаем это делать. Но на этом далеко не уедешь, поэтому без большой программы на уровне государства нам не обойтись. Судя по международному опыту, начать нужно с обучения в детских садах и школах. Тогда дети будут стимулировать родителей разделять отходы. Затем следует внедрить разделение на «сухие» и «мокрые» отходы в госучреждениях, а потом и в частных компаниях. В конце неизбежно встанет вопрос нарушителей, которые не хотят сортировать. Тут не обойтись без контроля и наказаний. В Европе за это штрафуют на сумму от 200 до 500 евро, выявляют такие случаи полицейские или надзорный орган.

Стихийные свалки, спорный вопрос о строительстве мусоросжигательных заводов, а вдобавок ещё и странное поведение госорганов в адрес группы компаний, которые неплохо справляются со своими обязанностями. Словом, проблем у нас в мусорной отрасли хоть отбавляй. Конечно, можно сказать, что отходы – это головная боль всего мира. Вспомнить хотя бы мусорные острова в океанах. Но это не значит, что мы в Казахстане можем пренебрежительно относиться к этому вопросу, и позволять себе безответственность и невыполнение обязанностей. Иначе скоро нас будут окружать не красивая природа или городской ландшафт, а вонючие кучи ТБО.

Новости партнеров