×
447.4
477.55
4.76
#паводки #правительство #СудБишимбаева #финансы #назначения #акимы #январские события #война в Украине
447.4
477.55
4.76

Стрелять нельзя помиловать: почему в Казахстане закон есть, а ответственности за собак нет

26.04.2023, 12:04
Коллаж Ulysmedia

Нападение на 8-летнюю девочку в Семее, студентку в Костанае и школьника в Алматинской области – количество жалоб на агрессию бездомных собак растёт. За прошлый год только в Карасайском районе Алматинской области зарегистрировали более 700 нападений. Из-за многочисленных жалоб на проблему обратил внимание даже президент – поручил взять ситуацию под контроль и обеспечить безопасность казахстанцев.

Закон об ответственном обращении с животными, принятый в марте 2022 года, должен был решить вопрос бродячих животных. Но, как это часто бывает в Казахстане, что-то пошло не так: хаос в системе отлова, увеличение числа нападений, торговля собачим мясом, смерть животных от голода, болезней и бесчеловечных процедур. Ulysmedia.kz разбирался, как закон, призванный защищать братьев наших меньших, обернулся и против животных, и против людей. 

Нам сказали – мы сделали

В 2020 году известная актриса Бриджит Бордо обратила внимание на вопиющую жестокость казахстанских отловщиков бездомных животных и написала несколько писем Токаеву. Зоозащитница просила обратить внимание на рекомендации Всемирной организации по охране здоровья животных, членом которой Казахстан является с 2013 года. Токаев ответил на письма и поручил начать работу по усовершенствованию законодательства. 

   - Мы должны показать себя милосердной нацией и уделять внимание не только защите наших детей, но и защите животных, – заявил тогда президент.

Законотворцы и зоозащитники сели за стол переговоров и началиготовить многообещающий законопроект об ответственном обращении с животными. Менее чем через год документ отправился на подпись к президенту, но есть одно но - зоозащитники, принимавшие участие в его создании, просили президента наложить на него вето. Оказалось, что сенаторы понимают слова "ответственное обращение" иначе. По мнению зооюристов, в законе присутствуют формулировки, допускающие субъективные суждения и позволяющие убить любую собаку, даже хозяйскую.

  - В итоге тот вариант законопроекта, который был принят в сенате, при всех его несомненных плюсах содержит несколько критических норм, которые сводят на нет основную идею – защиту животных, –говорилось в обращении.

Бриджит Бордо, по чьей инициативе произошли перемены, тоже раскритиковала законопроект.

  - Закон о защите животных должен быть историческим, стать примером для всех стран Центральной Азии, законом, который мы сможем приветствовать и праздновать. Сейчас в проекте много возможностей для неправильного толкования, и тот факт, что слово "умерщвление" упоминается 20 раз, показывает, насколько правомерно проявлять осторожность и выступать против его принятия, – написала актриса.

Но переделывать законопроект никто не стал – поручение главы государства нужно выполнять в кратчайшие сроки, нет времени возиться. И 30 декабря президент подписал спорный документ, а в марте 2022 года он вступил в законную силу.

Велено выполнять, а как?

Согласно новому закону, убивать животных в целях регулирования их численности запрещено. Теперь бродячих собак и кошек должны отлавливать, стерилизовать, вакцинировать, чипировать и выпускать в прежние места обитания – такая система называется ОСВВ. Чтобы обеспечить безопасность горожан, все животные должны проходить кинологическую экспертизу. Вернуться на улицы смогут лишь те, у кого специалисты не обнаружили признаков агрессии. Звучит чудесно, но что на деле?

В марте 2022 года закон вступил в силу и умерщвлять бездомных животных стало запрещено, а подзаконные акты, регламентирующие содержание, стерилизацию, вакцинацию и прочие процедуры были только на стадии разработки. Отсутствие подзаконных актов привело к массовому скоплению животных в отловах. В столичном изоляторе, который рассчитан на 350 мест, содержали около 3 500 животных – это по 10 особей на место. Собаки месяцами сидели в тесных клетках, ожидая, когда чиновники и законотворцы соизволят выполнить свою работу.

А где взять деньги?

Спустя три месяца наконец завершили разработку подзаконных актов: появились правила отлова, содержания, стерилизации, вакцинации и выпуска. Но этого оказалось недостаточно.

В казахстанских отловах, где раньше занимались только усыплением, не было ни ветеринара, ни кабинета, ни инструментов для проведения таких процедур. При этом бюджет на 2022 год был уже запланирован и выделять дополнительные средства никто не спешил. Так и получилось: усыпить нельзя, а выпустить невозможно.

И тогда местные исполнительные власти начали делать то, что у них получается лучше всего – выкручиваться. В Шымкенте, например, всех отловленных за 2022 год животных признали агрессивными и умертвили. Опасными для общества оказались даже котята. Согласно официальным данным, так погибли 40 000 животных.

Хоть у кого-нибудь получилось?

В 2022 году система ОСВВ была реализована только в одном городе – Алматы. Здесь акимат подсуетился и всё же выделил деньги на строительство новых вольеров и веткабинета. Правда большая часть животных всё равно погибла: из 9 000 отловленных собак и кошек в прежние места обитания вернулись около 3 000. А на работу ветслужбы пришлось потратить дополнительные 116 млн тенге.

Но успехом это назвать сложно: чипированных щенков выпускали на кладбище, где они погибали от голода и болезней, волонтёры находили собак с постоперационными осложнениями и лечили их за свой счёт, а новые модульные блоки оказались жестяными коробками без тепла и электричества. Но, по сравнению с остальными регионами, в Алматы всё не так страшно.

Карательная ветеринария

В 2023 году, когда в бюджет регионов заложили расходы на реализацию системы ОСВВ, местные исполнительные органы разместили лоты на портале госзакупок, но желающих оказалось не много. Так в Акмолинской области тендер на отлов животных выигралакомпания, которая занимается только усыплением. В Костанайской области тендер на отлов завершился на несколько месяцев раньше, чем тендер на стерилизацию и содержание животных, а в Шымкенте госзакупки сорвались из-за отсутствия участников. 

Чтобы повысить число потенциальных участников, местные исполнительные органы составляют весьма размытые техспецификации – тендеры выигрывают компании, у которых нет ни специалистов, ни оборудования. Пару недель назад в руки актюбинских зоозащитников попали две собаки после стерилизации в отлове.

   - У собаки ещё не сняты швы, вывалилась кишка. Выявлен перитонит, были спайки кишечника и мочевого пузыря. Внутренние швы были наложены обычной шелковой нитью. А две недели назад нашли ещё одну собаку с окровавленным животом. Собака бродила с конца осени в районе от вокзала до Центрального рынка. У неёсочился шов. Мы отвезли собаку к ветеринару, он извлек пучок шелковых ниток, – делились впечатлением неравнодушные горожане. 

Специальных условий для реабилитации в отловах нет – после операции животное помещают в обычную клетку. Качество используемых инструментов, соблюдение санитарных норм и профессионализм хирургов вызывают множество вопросов. Какие обезболивающие средства используют при операциях и используют ли вообще – неизвестно. Сколько собак и кошек погибли после такой хирургии – вопрос открытый. 

Кому это выгодно?

"Оборот" бездомных животных – это огромный чёрный рынок. Электронной базы учёта отловленных животных нет, а деньги из госбюджета поступают исправно. Поэтому отловщики могут "рисовать" любые цифры, ведь проверить их подлинность не представляется возможным. Так в Шымкенте всего за год умудрились отловить и умертвить 40 000 животных (это больше сотни животных в день), а в Алматы – 9 000. Позже выяснилось, что животных в шымкентском отлове содержали в ужасающих условиях – от голода собаки поедаликошек. Складывается впечатление, что за этой нереалистичной статистикой кроются коррупционные нарушения. 

Почему отстрел – это не выход?

Важно понимать, что в самой системе ОСВВ нет ничего нового. Эта программа успешно работает в Турции, Болгарии, Греции, Индии, Италии, Сербии, Афганистане и других странах. Но чтобы в полной мере её реализовать, нужна слаженная работа правительства, чиновников и депутатов.

Система ОСВВ вкупе с ужесточением правил содержания и разведения животных может навсегда избавить страну от проблемы агрессивных бродячих животных, но только в том случае, если её смогут качественно реализовать. 

Но есть куда более простой метод, не требующий от чиновников никаких усилий – отстрел. Казахстанцы продолжат выбрасывать надоевших питомцев на улицу, а государство продолжит из года в год выделять сотни миллионов на их убийство. Такая система работала в Казахстане на протяжении 30 лет и именно её итоги мы наблюдаем сегодня.

А кто ответственен за закон об ответственности?

Закон, принятый без подзаконных актов, нормативов и соответствующей подготовки, не только не решил проблему, а усугубил её. Теперь животные месяцами сидят в тесных клетках, подвергаются варварским процедурам и продолжают мучительно погибать. Дети, живущие в частном секторе, боятся ходить в одиночку – нестерилизованные собаки плодятся, сбиваются в стаи и представляют реальную угрозу. А нерадивые владельцы как выбрасывали питомцев на улицу, так и выбрасывают – правоохранителям до таких "мелких" нарушений просто нет дела. 

Тем временем, Касым-Жомарт Токаев, который, вопреки предостережениям зоозащитников, подписал закон об ответственном обращении, призывает чиновников срочно решить проблему, но как именно – не уточняет. Ни о какой ответственности депутатов, допустивших принятие такого «сырого» закона, речи не идёт. Чиновники, не сумевшие вовремя реализовать поставленные задачи, тоже остаются в стороне. А что будет с инициативой, которая должна была стать примером для всей Центральной Азии, и кто ответит за её провал – пока неизвестно. 

Новости партнеров