×
450.79
482.21
5.05
#паводки #правительство #СудБишимбаева #финансы #назначения #акимы #январские события #война в Украине
450.79
482.21
5.05

«Правильные» родственники, или Как удачно родиться для карьеры

Коллаж Ulysmedia

Есть в общественно-политической жизни такой термин, как «непотизм», в современном понимании это когда родственники высшего истеблишмента занимают ведущие должности и привлекательные посты. Происходит раздвижение границ своей семьи до масштабов страны. Глядя на вседозволенность, идущую с самого верха, чиновники рангом пониже переносят этот принцип и на свои семьи, и далее так же по нисходящей. Как обстоят дела с этим явлением в Казахстане, разбирался Ulysmedia.kz.

Извращённое понимание менталитета

Термин возник давно, от латинского nepos (племянник), и обозначил явление XV–XVI веков, когда римские папы раздавали должности своей родне, преимущественно детям.  События, происходящие в нашей стране, показывают, что и наши высокопоставленные граждане недалеко ушли от римских пап пятисотлетней давности.

Рядом с непотизмом стоят кумовство, семейственность и т.н. блат, которые переходят из формации в формацию, из века в век. И опасно то, что эти понятия так укоренились в нашем сознании, что порой некоторые из нас оправдывают эти положения, упирая на казахский менталитет.

У нас нет аристократии, родитель не может напрямую передать свой статус, поэтому он старается трансформировать политический капитал в другие формы, которые кажутся сегодня наиболее привлекательными. В советское время это была, к примеру, «работа за границей». А сейчас – это крупный бизнес. Постоянно идут попытки родителей передать по наследству если не звание и должность, то равноценный общественный статус.

В Законе «О государственной службе» есть одна лазейка, на которую любят ссылаться чиновники среднего и высшего звена. А именно на то, что согласно закону не должно быть «в непосредственной подчиненности должности, занимаемой близкими родственниками”.

Молодые да ранние

Но если речь идет о публичных политиках, все обстоит иначе.  И при этом ссылаются на не прямое подчинение родственников друг другу, как это, например, происходило в случае с т.н. силовиками – экс-председателем КНБ Амангельды Шабдарбаевым и его сыном, председателем финпола Астаны Нурланом. Или другим сыном – Арланом, назначенным в 25 лет первым вице-президентом ТОО «Петроказахстан Ойл Продактс», (бывший «ШНОС»).

В свое время в Астане Управление юстиции возглавлял Марат Тусупбеков, сын экс-генпрокурора, министра юстиции Рашида Тусупбекова. Другой его сын, Жанат, в 20 с небольшим стал членом правления Торгового дома «КазМунайГаз».

Жанат Тусупбеков/Forbes.kz

Представляется, что не будь яркого примера на самом верху иерархической лестницы, остальные весьма осторожно подходили бы к вопросу замещения государственных должностей. А так, видимо, думают, что коль из Акорды не раздается грозных окриков, то дозволяется. Как в случае с обоими племянниками экс-президента Назарбаева Саматом Абишем и Кайратом Сатыбалдыулы.

У экс-министра обороны Мухтара Алтынбаева тоже есть племянник, генерал Султанов Зулхарнай – экс-генеральный директор государственной компании «Каружарак». Его коллегой был двоюродный брат Муслим - сын Алтынбаева, тоже генерал, сделавший головокружительную карьеру в молодые годы. Да и как не делать, если, например, Кайрат Сатыбалды становится генералом КНБ в 35 лет.

Степени родства

В международных документах, например, в Конвенции ООН против коррупции, непотизм рассматривается именно «как часть коррупции». И это высказывание очень важно, особенно в свете спорадически объявляемых у нас «войн» и «сокрушительных ударов» по коррупции. 

В казахской среде институты родства имеют свое особое, порой сакральное значение, а термины родства в целом поражают разнообразием и порой возникновением на, казалось бы, пустом месте. С давних времен известны три типа родства: кровное – по общему предку; свойство – по брачным союзам; духовное родство – кумовство, побратимство.

Одно колено или поколение составляет степень, а цепь поколений – линию. Соответственно, в каждой линии столько степеней, сколько рождений. Следовательно, сын – это первая степень родства, внук – вторая и т.д. Троюродные родственники считаются уже шестой степенью родства, но это не должно вводить в заблуждение неискушенного и неказахского читателя.

Важность родственных отношений во многом определяется тем, что казахские семьи в большинстве случаев являются многочисленными, а это означает, что они в каждом поколении, как правило, будут породняться с несколькими другими родами. И вот тут возникает пресловутый фактор прямого и непрямого родства, т.н. «туган-туыскан» и т.н. кум и кума (кiндiк әке и кiндiк шеше) – крестный отец и крестная мать ребенка по отношению друг к другу и к родственникам крестника. Хотя понятие крестного отца у казахов не получило особого распространения, как у русских.

Ни дать ни зять

Об отношениях, основанных на браке – разговор особый. Супруги, как ни странно, родственниками не являются. Их связывает только брак, а никак не родство. Эта система отношений с давних времен строилась по принципу «свой - чужой». Таким образом, один и тот же человек приходится зятем тестю, теще, шурину и свояченице. А это очень выгодно, так сказать, «четыре в одном».

Примеров тому много: креатура экс-управделами президента, ныне покойного Сарыбая Калмурзаева Бахытжан Сагинтаев - зять бывшего министра, председателя ЦК профсоюзов КазССР Каратая Турысова, а на юге страны его брат Кыстаубай трудился на должности администратора судов Жамбылской области.

Сейчас ничего не слышно об Аскаре Жумагалиеве – Чрезвычайном и Полномочном После Республики Казахстан в Королевстве Нидерландов. После многочисленных скандалов и до отправки в почётную и необременительную европейскую ссылку уроженец России работал председателем правления АО «Казахтелеком», министром связи и информации, транспорта и коммуникаций, председателем правления АО «НАК «Казатомпром», заместителем премьер-министра - министром оборонной и аэрокосмической промышленности, министром цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Казахстана.

Аскар Жумагалиев

Аскар Жумагалиев женат на дочери бывшего председателя Верховного суда, Генерального прокурора, председателя сената Кайрата Мами. И, как говорят, последний приходится племянником по материнской линии супруге президента РК Саре Назарбаевой.

Галимжан Шахмарданович Есенов, внук академика АН КазССР, тоже, наверное, испытал наслаждение головокружительным взлетом своей бизнес-карьеры после женитьбы на Айжан Есим, дочери бывшего заместителя премьер-министра Ахметжана Есимова.

Однако, после развода Галимжана стали преследовать проблемы, но не такие, чтобы все бросить и заняться только скандинавской ходьбой, сейчас он возглавляет один из банков, входящих в капиталы экс-елбасы.

Прокурорские детки

Персоны «старого» и «более старого» Казахстана, как представляется, до сих пор имеют влияние на назначения своих отпрысков. Допускаем, что «яблоко от яблони недалеко падает», и в наших случаях детки действительно обладают выдающимися способностями, широким кругозором и видением построения Нового Казахстана.

Недавно назначенный председателем Агентства по финмониторингу генерал-майор Дмитрий Малахов - сын Малахова Михаила, трудившегося вторым председателем Верховного суда Республики Казахстан.

Еще один представитель юридической когорты – председатель Военного суда Республики Казахстан Жандос Мусабекулы. Как говорят, в скором времени он может стать председателем Алматинского городского суда. По счастливому совпадению – сын бывшего председателя Верховного суда РК Мусабека Алимбекова.

Главный транспортный прокурор РК – Сулейменов Тимур Каирбекович, чей отец генерал-полковник Каирбек Сулейменов тоже всю карьеру проработал в органах правопорядка, был помощником президента – секретарем Совета Безопасности РК, министром внутренних дел.

В 22 года Тимур уже старший помощник прокурора Алмалинского района города Алматы, а в 33 - первый заместитель прокурора Алматы и далее по восходящей в органах прокуратуры.

«Правильные» папы

Совсем недавно, 7 марта, решением совета директоров на должность председателя правления АО «НК «Kazakh Invest» назначен Ержан Елекеев. Ержан Иракович Елекеев, занимал разные должности в АО «Самрук-Казына». С ноября 2022 года – управляющий директор по управлению активами и работе с проектами в АО «НУХ «Байтерек». Ко всем прочим заслугам – сын экс-депутата мажилиса Ирака Елекеева, который работал председателем Комитета по судебному администрированию при Верховном суде Республики Казахстан.

Возглавляет дочернюю структуру АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» – Karabatan Utility Solutions Игорь Ильин, сын экс-министра по ЧС Юрия Ильина.

Почти не сомневаясь в должностных качествах персон, заметим, что почему-то во многих случаях они являются своего рода «золотыми детками». Так, когда-то руководитель транспортной прокуратуры Астаны Аман Абдыкаримов не кто иной, как сын бывшего руководителя администрации президента, председателя Высшего дисциплинарного совета и спикера сената Оралбая Абыдыкаримова. Другой его сын, Сержан, трудился в разных странах послом, сейчас он Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Казахстан в Республике Индонезия.

Сын – за отца

Рустам Карагойшин после вуза занимал исключительно руководящие позиции и, как правило, трудился в крупных структурах. Что помогло, и кто подтолкнул наверх этого молодого человека, злые языки объясняют тем обстоятельством, что Рустам – сын вице-министра промышленности и строительства РК Тимура Карагойшина.

Рустам Карагойшин

Так это или нет, можно только предполагать, но согласно открытым данным, Рустам Тимурович в 2023 году вошел в рейтинг самых влиятельных бизнесменов Казахстана по версии Forbes Kazakhstan. Он занял 45-ю строчку как владелец ТОО «Ushtobe Et», совладелец ТОО «QZQ Development», ТОО «KTK Group» и частной компании Kazakh Agro Production.

Кстати, год назад Ulysmedia.kz в статье «Труба против ЖК: кому мешают «Дублин» и G-Park в Астане» задался вопросом об истинных причинах шума, поднявшегося вокруг строительства ЖК «Дублин». Тогда и обнаружилось, что в декабре 2022-го городское управление топливно-энергетического комплекса и коммунального хозяйства заключило договор с «ВД Строй-инжиниринг», которая и подрядилась построить газовую котельную с инженерной инфраструктурой в районе Коргалжинского шоссе, как раз на строительном участке вышеупомянутого ЖК.

Директором этого ТОО значился Рустам Карагойшин. А его папа – Тимур Жиенбаевич Карагойшин на тот момент занимал должность председателя Комитета по делам строительства и жилищно-коммунального хозяйства министерства индустрии и инфраструктурного развити

Сейчас Рустам Тимурович возглавляет НУХ «байтерек», А Тимур Жиенбаевич трудится вице-министром промышленности и строительства.

Как видно, на эти кадровые казусы никто внимание не обратил.

По закону omerta

Опасность непотизма, по мнению экспертов, состоит в ограничении конкуренции и подавлении отбора лучших людей, что в итоге приводит к коррупции и загниванию всей системы.

В условиях сложившейся родовой и клановой системы в Казахстане без более или менее свободной конкуренции правящий слой будет обновляться исключительно в ходе внутри- и межклановых и межжузовых разборок, «разменов» и договоренностей, «откатов» и далеко не мышиной возни. Но это обновление сродни дракону, у которого при отрубании головы вырастает другая, из этого же туловища. В этом случае кадровый выбор будет ограничен небольшим числом складывающихся семейных династий.

Но это – ситуация стагнации, застоя, когда качество руководителей и принимаемых ими решений будет постоянно ухудшаться. Лидеры, прежде всего, будут думать о том, как бы передать по наследству свой статус и избежать рискованных решений, а не о проблемах развития.

И это только то, что лежит на поверхности. А как тесно переплетены и связаны между собой госчиновники, остается только догадываться. Немаловажно и то, что все они живут по закону omerta, который действует всегда.   

Вифлеемская звезда

Если раньше было достаточно просто проследить родство людей на госслужбе по их отчеству, то сейчас, когда разрешили убирать окончания -ов и -ев в фамилиях, многие стали брать себе фамилии отцов или дедушек, когда с первого раза непонятно, чьим чадом с серебряной ложкой во рту является ее обладатель.

Яркий пример – вышеупомянутый Сарыбай Султанович Калмурзаев, сына которого зовут Нурбол Султан, мультимиллионер, в 23 года ставший владельцем банка, при том, что отец все время был на госслужбе, а чадо к тому времени ни дня не было в бизнесе.

И так сложилось, что родоплеменная система в нашей стране, к сожалению, подчас во многом определяет отправление госслужбы. В связи с этим можно привести шутку из интернета, иронично раскрывающую эту модель.

   - Театр Лермонтова в Алматы – там, где поворачивает пятый троллейбус, на котором вы ездите на вокзал по субботам, чтобы встретить жездешку двоюродного брата женгешки жиена того агашки, который подрался с дядей соседа вашего боле, которого вы видели один раз в жизни – когда того призвали в армию, и он приходил с просьбой отмазать его к главному врачу той больницы, в которой работает татешка инишека третьей жены сводного брата вашего прадедушки.

Конечно, у всех вышеупомянутых и пока не упомянутых их коллег есть право на труд. Но это право, полагаем, необходимо заслужить своими профессионализмом и компетентностью, а не неким зажжением Вифлеемской звезды на небосклоне почти исчерпавшей себя власти человека, при котором все это и стало возможным.

Новости партнеров