×
416.91
446.47
7.34
#стрельба в Алматы #вакцинация в Казахстане #коронавирус #Афганистан #назначения
416.91
446.47
7.34

«Самрук-Казына» и его перманентная готовность к реформам

22.02.2022, 10:06

Сегодня случилась круглая дата – истек срок, который определил президент страны для реформирования самой большой и вроде бы стратегически важной компании «Самрук-Казына». По мнению Касым-Жомарта Токаева, фонд представляет собой громоздкую непрозрачную структуру, которая собрала целый комплекс проблем.

“Неэффективная система закупок, трудовые конфликты, убыточность, незавершенность масштабных проектов, чрезмерные расходы на содержание приводят к возмущению общества. Мы ремонтируем существующие заводы, которые были построены еще в советское время. В то же время соседний Узбекистан умудрился построить два-три завода с нуля, на которые приятно посмотреть”, – аргументировал своё возмущение глава государства и добавил, если руководитель Фонда не справится с задачей реформирования – уйдет в небытие, а вместе с ним и сам фонд.

Акционерное общество «Самрук-Қазына» основано в 2008 году Указом Президента РК. Единственный акционер Фонда – Правительство РК.

Фонд – это коммерческая структура или инвестиционный холдинг, миссия которого заключается в повышении национального благосостояния Республики Казахстан и обеспечении долгосрочной устойчивости для будущих поколений.

Кто следующий

Несколько дней назад сотрудники Агентства по финансовому мониторингу задержали бывшего гендиректора Атырауского НПЗ Шухрата Данбая. 189 статья УК РК, по которой его обвиняют, суровая – его подозревают в хищении средств, выделенных на модернизацию завода. Пока неизвестно, да и не факт, что мы узнаем когда-нибудь, что произошло – или оборудование не то, что надо купили, или оно б/у оказалось, а может быть вообще не покупали?

А еще чуть раньше был задержан генеральный директор Павлодарского нефтехимического завода. Алсеитову тоже предъявлено обвинение по 189-й статье.

Эти заводы – не простые ТОО. Предприятия находятся под патронажем Национальной компании «Казмунайгаз», которая, в свою очередь, находится в прямом подчинении фонду «Самрук-Казына», то есть всё это звенья одной и к тому же самой дорогой государственной цепочки. А еще заводами руководили Минэнерго и правительство.

Кто же проглядел и допустил, что задержанные директора дохозяйничались до статьи уголовного кодекса?

Данбая в Атырау помнят, местные журналисты говорят, что задержать его должны были еще прошлым летом, но, по слухам, спасли какие-то дружеские отношения на самом верху. Поэтому приехал на завод как барин и покинул его также – всех, кто предъявлял претензии – послал куда подальше.

На заводе, кстати, вместе с Дамбаем появилось множество фирм и компаний, которые вели себя по-хозяйски, сам он завёл несколько правил, как только директор появлялся на горизонте – все должны были встречать его стоя. Все задания, какими бы они нелепыми ни были, выполнять нужно было без лишних разговоров. Может быть, поэтому 1.5 млрд тенге, которые предназначались на случай аварийной замены оборудования, ушли на ремонт нового административного здания.

Стоит вспомнить, что до АНПЗ Дамбай работал гендиром на ПНХЗ. 2017-й – увольнение за срыв программы модернизации на павлодарском заводе. Советник министра энергетики того времени Аскар Джалдинов писал на своей странице в Facebook, что провальная работа менеджмента КМГ, в особенности на Павлодарском нефтехимическом заводе, привела нацкомпанию к убыткам.

Но увольнение – это не приговор, тем более, система-то одна. Поэтому после павлодарского провала Дамбай не попал в армию безработных, а стал управляющим директором по переработке АО «КазМунайГаз». С этой позиции в 2019 году его и перевели наводить порядок в Атырау.

Все эти годы, когда нефтяной рынок начинают сотрясать катаклизмы – цены, дефицит или качество, «Казмунайгаз» и «Самрук-Казына» обычно в перепалки с прессой не вступают, на авансцену в этих случаях выходит Минэнергетики – руководство объясняет причины и называет сроки решения проблемы.

На официальном сайте «Самрук-Қазына» четко расписана вертикаль управления – департаментов столько, что на любое согласование любой бумажки могут понадобиться месяцы.

“Система корпоративного управления АО «Самрук-Қазына» включает в себя управление, контроль и ответственность органов управления в целом по Группе компаний Фонда от первого до последнего уровня”.

Есть и корпоративная система управления рисками (СКУ) в «Казмунайгазе» – она как раз и должна своевременно выявлять, давать оценку, контролировать и снижать потенциальные риски, которые могут негативно повлиять на достижение стратегических и операционных целей.

“Совет директоров КМГ ежегодно утверждает общий риск-аппетит Компании, реестр и карту корпоративных рисков. Департамент управления рисками КМГ осуществляет постоянный мониторинг динамики ключевых рисков и реализует мероприятия по их снижению”.

Новое – это хорошо забытое старое

А вот, к примеру, если бы Касым-Жомарт Кемельевич спросил бы, как вы, уважаемые, допустили, что ваш менеджер сильно набедокурил на одном заводе, а вы его отправили бедокурить на другой? Кто из вас это допустил или пропустил? Кто должен убытки покрывать? Где гарантия, что новый будет работать прилично и не попадет под статью 189 УК РК?

Наверняка и он, и всё мы опять потонем в потоке слов руководства о реформировании фонда и вряд ли поймём, какие действия будут предприняты. А слов, как всегда, будет много.

“снижение доли квазигосударственного в ВВП путем вывода на IPO/SPO портфельных компаний, инвестиции в реальный сектор, инфраструктурное развитие экономики, поддержка отечественного бизнеса, устранение барьеров в доступе к услугам и инфраструктуре Фонда, обеспечение прозрачности закупок с минимизацией человеческого фактора, транспарентность и подотчетность Фонда перед общественностью, социально-ответственное ценообразование”.

За свою 14-летнюю историю фонд «Самрук-Казына» пережил несколько реформ. В 2015 она называлась Программой Трансформации. Тогда Фонд тоже собирался изменить подход к инвестированию, оптимизировать бизнес-процессы и структуру портфеля группы своих компаний. И цели были рядом, оставалось только внедрить ряд конкретных инициатив, изменить образ мышления и нормы поведения всех заинтересованных сторон, участвующих в работе «Самрук-Казыны».

А у кого-нибудь возник вопрос, почему руководство «Самрук-Казыны» второй десяток лет спокойно сносит критику верховной власти и после каждого очередного разбора, ничего по большому счету не меняя, просто выдаёт пакет обновлённых реформ?

Ответ на поверхности – Фонд национального благосостояния выступает гарантом и ответчиком многих кредитных линий и проектов. Если его убрать, то гарантии автоматически перейдут на госбюджет, а инвесторы могут немедленно потребовать выполнения этих гарантий. Не будем рисовать страшные картины, говорить об имидже страны и представлять, что может в этом случае начаться. Да, ещё к слову, «Самрук-Казына» выступает и как прямой акционер в некоторых проектах. Так что одним росчерком пера отправить Фонд в небытие не получится.

Собственно, 21 февраля никаких заявлений фонда никто и не ждал. Президента обезоружили заранее, о пакете новых реформ было доложено еще 25 января, напомнили о своей готовности оптимизироваться в фонде и 8 февраля. Так что сегодня все остались на своих местах – и сам фонд национального благосостояния, и его дочки, и руководство. В небытие никого не отправили.

Новости парнеров