×
477.03
521.44
5.43
#правительство #финансы #назначения #акимы #январские события #война в Украине
477.03
521.44
5.43

Научная реанимация: спасут ли казахстанскую науку деньги и статус

03.06.2022, 16:44
Коллаж Ulysmedia

Мы 30 лет бежали наперегонки с Европой и умудрились не заметить, как безнадёжно отстали почти от всей планеты. Например, Казахстан смело можно отнести к числу самых научно отсталых государств. Корреспондент Ulysmedia.kz подсчитал, что у нас на 100 тысяч населения приходится 458 полицейских, 376 военных и всего 115 ученых.

Как «Эйнштейны драгоценные» превратились в изгоев

Проблема утечки мозгов возникла в республике отнюдь не вчера, а длилась почти три десятилетия. Во времена СССР, как писал незабвенный Владимир Высоцкий, «товарищи ученые, Эйнштейны драгоценные, Ньютоны ненаглядные», считались на некогда единой одной шестой части суши «любимыми до слез» персонами. Но Советский Союз развалился. Казахстану досталось богатейшее научное наследство с развитой сетью различных исследовательских институтов. По официальным данным, в 1991 году в нашей стране успешно трудилось 27 600 ученых, если приложить к современной статистике – это 167 исследователей на 100 тысяч жителей РК.

В суровые девяностые приоритеты у молодого государства поменялись: Казахстан сделал крен в сторону рынка и коммерции и до минимума сократил государственные дотации на развитие науки. Спустя 20 лет нам пришлось пожинать первые плоды. В 2011 году Статистический институт Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) составил международный рейтинг стран по уровню развития науки. В «голове» мира дружно выстроились Финляндия (770 ученых на 100 тысяч населения), Исландия (730), Сингапур (608), Дания (567) и Япония (557). Мы же попали в самый хвост этого списка. В Казахстане тогда насчитали 64 ученого на сто тысяч граждан, то есть затесались мы между такими отсталыми в научном плане государствами, как Марокко (64) и Египет (61). Из стран бывшего СССР ниже нас в международной табели о рангах опустились только Кыргызстан (38) и Таджикистан (19). Но самое тревожное то, что в отечественной академической науке начался процесс старения кадров. Кандидат юридических наук, профессор Университета имени Мырзахметова Сайкен Айсин привел удручающую статистику: среднестатистический возраст сотрудника с ученой степенью в тот период составлял 57 лет, главного научного сотрудника – 65 лет, ведущих и старших научных сотрудников – 54 года.

“Низкая и нестабильная заработная плата привела к резкому снижению кадрового потенциала. Институты, занимавшиеся фундаментальными исследованиями, находились в тяжелейшем состоянии”, – фактически подтвердил слова ученого и президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. На торжественном собрании в Национальной академии наук РК он ясно дал понять, что сложившееся положение дел нужно менять.

Почему в Казахстане перестали зажигать звезды

Наглядным примером деградации казахстанской науки может послужить Астрофизический институт имени Фесенкова, расположенный на живописном Каменском плато в Алматы. Научное учреждение основали в октябре 1941 года. Его уникальность заключается в особом географическом положении: казахстанская обсерватория заполняет большой долготно-временной разрыв между аналогичными научными объектами Европы и Америки. Почти полвека АФИФ активно использовался на благо всей советской науки. Звезда начала меркнуть в 90-е, которые для казахстанских астрофизиков стали по-настоящему «лихими».

“К сожалению, прошло то время, когда вокруг территории института цвели только фруктовые сады. Его начали сдавливать особняки богачей, возомнивших себя хозяевами жизни, которым всё позволено. Около ворот института выросло странное, пугающее сооружение с черной глухой стеной, без окон и дверей, напоминающее то ли крематорий, то ли саркофаг Чернобыльской АЭС”, – заметил как-то главный научный сотрудник АФИФ, доктор физико-математических наук Виктор Тейфель.

В начале «нулевых» бизнес ворвался уже на территорию астрофизического института. Пустующие сотки научного центра, отведенные когда-то под строительство современного лабораторного комплекса, постепенно заполнили… элитные коттеджи.

“Времена изменились, все решали денежки, которых у института не было. Под предлогом, что это земля акимата, нас лишили части того, что принадлежало АФИФ с момента его открытия”, – сетует Виктор Тейфель.

С годами дикая застройка продолжалась. Под топор пустили даже яблоневые сады, некогда служившие визитной карточкой Алматы. Зато число частных сооружений с каждым годом только росло. В апреле 2022 года в СМИ просочилась информация, что здание АФИФ, построенное японскими военнопленными в пятидесятые годы прошлого столетия, планируют продать по остаточной стоимости – за 4 млн тенге! Публикация наделала много шума. И руководству Астрофизический институт имени В. Г. Фесенкова, от земли которого год за годом коммерсанты отрывали кусок за куском, вдруг опомнилось. Оказывается, АФИФ входит в список… стратегических объектов страны. Поэтому «любые вопросы, связанные с его имуществом, в том числе и продажей его зданий, исключительно прерогатива правительства Казахстана. Остаётся перефразировать поэта Владимира Маясковского и сказать, что звезды у нас перестали зажигать, потому что это никому не нужно.

Догоним и перегоним… Ирак

Впрочем, на удручающее положение науки Касым-Жомарт Токаев обратил внимание сразу после того как стал президентом. Три года назад на науку государство выделяло ничтожные 0,12% от ВВП. Для примера, в Израиле этот показатель достигает 4,25%, в Республике Корея – 4,24%, в Швейцарии – 3,37%, в Швеции – 3,25%, на Тайване – 3,16%.

“В целом, за последние три года государственное финансирование науки возросло на 70%. Изменён формат работы национальных научных советов. Их состав обновлен на 85% на основе объективных наукометрических показателей ученых”, – напомнил Касым-Жомарт Токаев на встрече с учеными.

За последние три года в отрасли произошли глобальные сдвиги. Судя по официальной статистике, сейчас в республиканской науке трудятся 21 782 человека, из которых 35% имеют ученую или академическую степень, у нас 1697 докторов наук, 4165 кандидатов наук и 1340 докторов PhD. Состав исследователей значительно омолодился: 34% ученых в возрасте до 35 лет; 43% – от 35 до 54 лет; 23% – старше 55-ти. И что самое интересное, научной деятельностью в нашей стране теперь предпочитают заниматься женщины (54%), а не мужчины (46%).

Скоро спасать будет нечего

Но почивать на лаврах пока рано. За десятилетия простоя разрыв между казахстанской и мировой наукой вырос до катастрофических размеров. В рейтинге стран по уровню научно-исследовательской активности наша страна по-прежнему плетется где-то в серединке: занимает 61 место в мире по числу публикаций (2 367). Например, по этому показателю мы в 2,5 раза уступаем Ираку, недавно пережившего 8-летнюю войну. Что касается лидеров, то до их показателей нам как до Луны: Китай (528 263), США (422 808), Индия (135 788), Германия (104 396) и Япония (98 793).

По официальным данным, в 2021 году правительство РК выделило на нужды отечественной науки 83 млрд тенге (около 195 млн долларов). Зато на содержание профессиональных спортивных клубов денег ушло в 3,3 раза больше – 656 млн долларов.

Но скоро всё может измениться. На заседании Национального совета общественного доверия Касым-Жомарт Токаев высказался за планомерное увеличение финансирования науки. К 2025 году денежные объёмы вырастут до 1% от ВВП.

“Развитие науки, техники и инноваций является одним из ключевых направлений повышения конкурентоспособности страны. Мы определяем приоритеты отечественной науки в соответствии с международными требованиями и национальными интересами”, – подчеркнул глава государства на юбилейном мероприятии в НАН РК.

Кстати, 1% от ВВП – это около 1 трлн тенге (2,35 млрд долларов). Для казахстанской науки – гигантская сумма, для мировой – капля в море. Напомним, что в Китае в 2021 году на эту сферу не пожалели 621,5 млрд, США – 598,7 млрд, Япония – 182,3 млрд, Германия – 127,2 млрд, а Индия – 93,4 млрд долларов. В развитых странах почти 2/3 всех расходов на науку берут на себя крупные компании. В нашей стране олигархи предпочитают вкладывать деньги в совсем другие активы.

Помогут ли деньги и статус реанимировать науку

На юбилейной встрече, на которую и прибыл Токаев, ждали не только набивших оскомину похвал и напоминаний об авангардной роли казахстанской науки. Ведь уже только ленивый не напоминал о деградации, которую она переживает. И президент оправдал надежды учёных, пообещав, что академии, которую его предшественник превратил в общественную организацию, вернут государственный статус. Однако Касым-Жомарт Токаев не стал скрывать, что академии всё-таки придется кардинально обновиться и перестроиться в соответствии с требованиями времени. Но, как бы то ни было, теперь дело за наукой и учёными, которые получили долгожданный статус, но, скорее всего, за прошедшие годы растеряли свой научный потенциал.

Новости партнеров