×
470.9
496.94
8.83
#стрельба в Алматы #вакцинация в Казахстане #коронавирус #Афганистан #назначения
470.9
496.94
8.83

Сладкие грёзы: кто виноват, что в стране нет сахара

23.06.2022, 11:17
Коллаж Ulysmedia

Не более двух килограммов в одни руки - строго предупреждают таблички над пустыми прилавками. Сахар вреден - вдруг пытаются стать диетологами чиновники профильных министерств. А в магазинах дежурят наряды полицейских, потому что люди уже начали драться за сладкий песок. Очевидно, самые популярные рецепты варенья в этом году – без сахара. Как мы пришли к такому дефициту и кто виноват даже не в том, что в стране нет сахара сейчас, а в том, что за 30 лет независимости мы так и не начали его производить в нужных объемах? Чтобы найти ответы на эти сложные вопросы, корреспонденту Ulysmedia.kz пришлось изучить историю производства казахстанского сахара.

Шоковая терапия

Казахстанские чиновники за три месяца минувшие с тех пор, как Россия ввела запрет на экспорт своего сахара, прошли все стадии психотерапии. Сначала они, устами министра сельского хозяйства Ербола Карашукеева и министра торговли Бахыта Султанова отрицали дефицит сахара в стране. Приводились весомые доводы о том, что на складах песку – валом, а если будет надо – еще купим, ведь Казахстану разрешен беспошлинный ввоз сахара.

Потом чиновники рангом ниже, к примеру председатель комитета торговли МТИ Ержан Казанбаев, гневался - зачем покупать по 5 килограммов сахара, мы же его не едим столько!

Затем начался торг. Минторговли неожиданно признаёт некоторый дефицит из-за российского запрета на экспорт сахара, а также проблемы с импортом из Бразилии. Это, по словам чиновников и спровоцировало рост цен на сахар в Казахстане. Поэтому сладкий продукт есть, но не по 320 тенге за кило как зимой. А чуть дороже – по 500.

От этих «незначительных» подорожаний депрессия началась не у министров, а у казахстанцев, поэтому все выключили телевизор и стали спешно искать рецепты варенья без сахара.

И, наконец, сейчас, во второй декаде июня, народ худо-бедно смирился с новыми ценами и только лишь пытается найти обещанный сахар из стабфондов. Пусть его и не продают больше 2 – 5 килограммов в одни руки, но хоть так…

К слову, согласно официальной статистике, по сравнению с июнем прошлого года сахар в магазинах подорожал на 60,1%.

Пойдем по миру

Ажиотаж на сахарном рынке начался с середины марта, когда Россия заявила о том, что до сентября приостанавливает экспорт сахара. А в казахстанских магазинах 57% сахара – это импорт, причем 80% от этого объема – из России. Казахстанские заводы покрывают 43% потребности рынка, но из отечественного сырья – выращенной на полях Казахстана сахарной свеклы получается менее 10%. Всё остальное делают из импортного сахара-сырца.

Первоначальный оптимизм казахстанских чиновников был связан с тем, что наши заводы и впрямь могут покрыть всю потребность страны, однако уже несколько лет у нас строго лимитирован нормами ЕАЭС объём беспошлинного ввоза сахара-сырца. Таможенная пошлина - 320 долларов на тонну и ввозить с такой уплатой – фактически стать банкротом, поэтому отечественные заводы годами загружены чуть менее, чем на половину. Так что разрешение на беспошлинный ввоз – это хороший шанс дать отечественным сахарным заводам нормально заработать.

Но тут пришла новая беда – выяснилось, что главный экспортер сырца – Бразилия тоже решила ограничить экспорт. Там выросли цены на биоэтанол и в Южной Америке решили, что выгоднее тростник пустить на новый продукт.

Вот и получилось, что сахара теперь не хватает никому. Население дерется за каждый килограмм, а кондитерские фабрики сокращают производство. На этом фоне радостная весть от Минторговли о том, что разрешение на беспошлинный ввоз сахара в Казахстан продлено до 31 октября, конечно, сладка. Но кому будет нужен сахар, когда пора варенья и закаток пройдет?

Грандиозные планы. Снова.

На самом деле проблемы в сахарной отрасли страны начались далеко не вчера. Просто так совпало, что все «болячки» бизнеса, которые тщательно скрывались, вдруг стали очевидными.

Производство сахарной свеклы, несмотря на всё заявления Минсельхоза о расширении площадей под этой культурой, последние три года стремительно падает.

Валовый сбор сахарной свеклы в РК (по данным БНС АСПР РК)

 Год

 Валовый сбор (ц)

 % к прошлому году

 2021 

 3321805,1

 71,2

2020

 4663076

 96

 2019

 4854986,06

 96,2

 2018

 5045414,84

 108,9

 2017

 4631971,16

 134,3

 2016

 3450203,8

 198,1

 2015

 1741397

 101

“Выращивать свеклу тяжело и дорого – импортные семена, дорогие удобрения, без которых она просто не растет. А всё ради чего? Чтобы сдать потом урожай заводу за бесценок. Нет уж, спасибо! Лучше сою или кукурузу посадить”, – объясняет ситуацию фермер Жетысуской области.

По словам аграриев, затраты на гектар составляют, с учетом нынешних цен, 900 тысяч тенге. А вот сахарные заводы стоимость приемки менять не торопятся. В этом году, после визита в Жамбылскую и Алматинскую области министра сельского хозяйства Ербола Карашукеева, была определённая договорённость вроде бы была достигнута. Завод платит фермеру за килограмм свеклы 15 тенге, еще столько же дает Минсельхоз в качестве субсидий.

Этого, как считают фермеры, если будет хороший урожай, хватит для того, чтобы окупить их затраты и даже получить прибыль. Но ещё год назад цена на приемке была всего 12 тенге, а три года назад – 8. Субсидии государства три года были неизменными – 10 тенге на килограмм.

Но это не единственный сдерживающий фактор для развития свекловодства. Как объяснял Ербол Карашукеев, аграриям южных областей очень не хватает водных ресурсов, а сахарная свекла – влаголюбивая культура. Поэтому аграрное ведомство разработало программу поддержки свекловодства на ближайшие пять лет. В рамках нее субсидироваться будут не только выращенные килограммы, но и бурение скважин, а также разведка водных запасов. Цель программы как обычно масштабная – через пять лет загрузить отечественные сахарные заводы отечественным сырьем.

Вот такая монополия

Но возникает большой вопрос – а сами заводы не против? Согласно данным самих производителей, из тонны сахарной свеклы получается всего 100 – 120 килограммов сахара, а еще патока и жом, который можно отправлять на корм скоту, но это лишняя возня. А вот из тонны сахара-сырца получается примерно 980 килограммов сахара. То есть практически безотходное производство. И заводу, естественно, при прочих равных условиях, выгоднее работать на тростниковом сырце.

“Сахарный завод – это монополист! Мы не можем сдать свою продукцию никому другому, вот он и пользуется положением”, – высказывают недовольство положением дел в отрасли фермеры.

Корпорация «Рахат и Ко»

Монополия на рынке сахара сложилась еще в 90-е, когда в этот бизнес зашёл всемогущий Рахат Алиев. В его компании «Сахарный центр» числилось 6 казахстанских и 2 российских завода. Формально в стране существовало ещё 3 независимых предприятия, но очень скоро их учредители были пойманы на различных махинациях, а рынок практически полностью перешел в руки Рахата Алиева.

После того, как преступником признали самого Алиева, сахарный бизнес отошел по наследству Дариге Назарбаевой, но в 2007 году она продала свою долю в АО «Кант» британской компании ТОО Gas Development. По официальной информации, именно на деньги, полученные от продажи сахарных заводов, Дарига Нурсултановна купила недвижимость в Лондоне. Крупным игроком сахарного рынка того времени также был компания «Алматинский сахар», которым руководил Султан Есенов - родной дядя Галимжана Есенова, зятя Ахметжана Есимова, который в те годы был министром сельского хозяйства.

В 2009 году 6 казахстанских сахарных заводов – Таразский, Меркенский, Боралдайский, Коксуский, Ескельдинский и Алакольский решили объединиться в ТОО «ЦАСК» - Центрально-азиатскую сахарную компанию. Были ли конечными бенефициарами сахарного бизнеса люди из «Семьи» - неизвестно, однако предприятиям ЦАСК были созданы по-настоящему тепличные условия. Уже тогда россияне, развивающие свекловодство, настаивали, что экспортировать сахар-сырец из Бразилии можно лишь с уплатой таможенной пошлины. Но казахстанская сторона отстояла своё право на беспошлинный ввоз сырца до 2019 года. Предполагалось, что за 10 лет свекловодство в Казахстане встанет на ноги.

Но уже к 2015 году стало очевидно, во-первых, что ЦАСК – это монополист, а, во-вторых, особого рвения в создании сырьевой базы сахарные заводы не проявили. Агентство РК по защите конкуренции даже включило демонополизацию компанию в комплексный план по развитию конкуренции, демонополизации и устранению барьеров в основных отраслях экономики на 2015–2016 годы. После этого её раздробили, СПК «Жетысу» вложила в модернизацию Коксуского сахарного завода 5 млрд. тенге и сейчас «Коксу Кант» ориентирован прежде всего на сахарную свеклу.

В то же время, по данным КГД, ТОО «Центрально-азиатская сахарная компания» не только существует, но и исправно платит налоги. К примеру, за прошлый год ЦАСК заплатила государству 45 млн тенге. Руководит предприятием некто Кайрат Усенов. За ним также числится ТОО «Бурундайский сахарный завод».

А руководство «Коксу кант» в конце прошлого года сообщило, что для того, чтобы обеспечить население работой в зимнее время, ведёт работу по запуску линии, работающей на сахаре-сырце. И тут совершенно непонятно – то ли сахарный завод не особо верит в перспективы развития сахарной свеклы в стране, то ли идеи ЦАСК о том, что важна прежде всего рентабельность завода, а не такие «мелочи» как продовольственная безопасность и создание полноценной отрасли производства сахара, все еще живы и реализуются.

Новости парнеров