×
464.72
496.32
5.4
#паводки #правительство #СудБишимбаева #финансы #назначения #акимы #январские события #война в Украине
464.72
496.32
5.4

Советы из резерва: партнёр по АЭС – не жена, с ним не разведёшься

12.08.2022, 07:39
Коллаж Ulysmedia

О строительстве АЭС у нас говорить не любят, лишь на редких брифингах журналисты получают порцию скудной информации. Ответы на вопросы – зачем нам АЭС, по какой технологии её возводить и кому можно доверить этот глобальный проект, главный редактор портала Ulysmedia.kz Самал Ибраева неожиданно получила не от министра энергетики, а от магистра Колумбийского университета и члена президентского кадрового резерва Бекжана Алимкулова.

Не стоит говорить о роли энергетики, все знают, что это основа экономики. Но у нас есть электростанции, которые страну худо-бедно до сих пор обеспечивали. Как вы объясняете ажиотаж вокруг строительства ещё одной, да ещё и атомной.

- Насколько мне известно, несколько тысяч мегаватт мы покупаем у России. Наши действующие мощности работают на пределе своих возможностей и поэтому мы остро нуждаемся в новых. Сейчас в Казахстане вырабатывается где-то 17 гигаватт, хотят до 2035 года увеличить до 35 гигаватт, это хоть амбициозные, но всё-таки пока планы. Как их реализовать, если все наши станции остались в наследство от СССР, то есть построили их в середине прошлого века. Сейчас этих мощностей явно не хватает.

Но почему потребовалось такое кардинальное решение – строить АЭС?

- В мире немного опций - уголь, газ, атом и возобновляемые источники энергии. Доказано, что уголь вызывает различные заболевания и пассивно убивает человечество, поэтому мир движется к карбоновой нейтральности. Вторая опция - газ. Он менее вреден, чем уголь, но запасы его не бесконечны. Возобновляемые источники энергии – фактически безвредны, удобны в эксплуатации и легко устанавливаются. Проблема в стабильности выработки электроэнергии, которая зависит от солнца и ветра. И остаётся ещё одна опция - АЭС. Так какая из них больше всего выгодна Казахстану? Уголь вреден, газ может закончиться, ветряки остановиться, так что постоянно вырабатывать электроэнергию может только АЭС.

То есть вы за строительство именно атомных станций?

- АЭС действуют уже 50 лет и производят 10 процентов всей электроэнергии в мире. 34 страны эксплуатируют в общей сложности 440 атомных реакторов – а это серьёзные показатели. Уже накоплен технологический опыт и есть научные исследования, которые говорят в пользу именно атомных станций. Поэтому я голосую за АЭС.

В Казахстане много противников идеи строительства АЭС в партнёрстве с Россией. Особенно много вопросов возникло с началом военных действий в Украине. Вы поддерживаете опасения, которые вызывает геополитическая ситуация?

- Не могу не заметить, что министерство энергетики проводит большую работу, известно, что в шорт-лист входят кроме РосАтома, Китай, Южная Корея и Франция.

А вы в курсе, что Америку исключили из списка возможных партнёров?

- Америку можно было в принципе рассматривать, но, во-первых, это самая дорогая технология, а во-вторых, и не самая передовая. После аварии на Фукусиме мир начал отворачиваться от атомной энергетики, станции начали консервировать. На западе АЭС – это частное финансирование, в России и Китае – государственное, поэтому финансирование отрасли не останавливалось. В результате, надо признать, что у России сейчас одна из самых лучших технологий.

Как вы думаете, почему так долго тянется процесс выбора партнёра?

- Казахстан определил четыре страны – наши энергетики с ними обсуждают проект будущей станции. На мой взгляд главная проблема вот в чём - АЭС - это очень большой проект на десятки лет и даже сотни лет. И выбирать нужно страну, которая может стать партнёром на тысячу лет. Это жену можно выбрать, потом поссориться и развестись, а с партнёром по АЭС нельзя разбежаться в разные стороны - это намного сложнее выбора супруги. В этом вопросе надо очень деликатно, ответственно подходить и смотреть.

Кроме РосАтома кто подходит на эту партнёрскую роль?

- Могу назвать китайскую компанию – она вполне современна. Подходить нужно очень взвешенно. Мы видим, как Россия себя ведёт в отношении Украины, ещё один звоночек - недавно хакеры взломали пост Медведева – иммунитет же должен сработать! Как будет действовать Россия в будущем? Посмотрите на нефтяной сектор – он сейчас полностью зависит от РФ. Но мы можем за два-три года построить транспортные маршруты и экспортировать нефть - c АЭС так не получится, она как раз может стать ещё одним колоссальным политическим рычагом. Поэтому и говорю, здесь надо очень серьёзно взвешивать все «за» и «против».

То есть, с Россией строить АЭС опасно?

- Да, я бы исключил из списка РФ и Китай. Остается Франция и Южная Корея. У Франции будет в 3 раза дороже, чем у наших соседних стран, но лучше всего рассмотреть вариант сотрудничества с Южной Кореей. Они неплохо развиваются, строят четыре реактора в ОАЭ, у них передовые технологии и для Казахстана - это идеальный вариант. И ещё – они технологически развиты, но у них нет геополитических амбиций, как у наших соседей и они не могут влиять на наше политическое состояние.

Мне в «Самрук-Казына» говорили, что РосАтом выгоден тем, что нет языкового барьера, что все будут друг друга понимать, когда начнут возводить станцию.

- А как тогда арабы строят? Мы – казахи доказали, что умеем адаптироваться и быстро учиться. Каждый казах знает по 3 языка, знанием английского языка сейчас никого не удивишь, почти все знают. И рассуждения о том, что казахи не смогут научиться – я воспринимаю как оскорбление.

Как вы думаете, хватит ли политической воли отказать России и сказать извините, мы будем строить с корейцами. Это вообще реально?

- Это такой сложный вопрос, я, наверное, и не смогу на него ответить. Однако, нельзя не обратить внимание на то, как наш президент прямо разговаривает с Путиным, на заявление нашего министра энергетики о том, что нет политического давления со стороны соседей… Мне кажется, что если мы суверенная страна, то нужно собрать волю в кулак и действовать.

А возможен ли консорциум по строительству АЭС?

- В Турции станцию «Аккуя» строит Россия, но участвуют несколько компаний из разных стран. Всё возможно, в том числе и консорциум – нужно договариваться.

Какую роль играет доверие правительству, которое ведёт подготовительную работу по проекту АЭС?

- Сначала нужно разобраться – у нас народ против строительства АЭС РосАтомом или он вообще против строительства АЭС? Или в целом наш народ против всех инициатив правительства? Мы наблюдаем, что народ в штыки принимает всё, что делает правительство. И это обосновано тем, что у нас огромная коррупция, бездарный менеджмент, непонятные решения, которые не несут ничего положительного для населения и экономики. Президент пытается проводить реформы и завоевать доверие и консолидировать народ, а правительство как бы стоит в стороне. Поэтому все заявления по строительству АЭС население тоже не принимает.

Подскажите, что нужно делать или как действовать?

- Конечно, хочется помочь - вот если, к примеру, развивать энергетику - это в первую очередь финансы. Где взять деньги? Для предприятий энергетики – это тариф. А как его поднять, вы ведь помните, что было в январе? То есть проблема переходит с компетенции министерства энергетики в министерство экономики. Нужно развивать экономику, нужно поднимать благосостояние населения, а это колоссальная работа. А у нас перед выборами на протяжении 30 лет тарифы понижают, что бы завоевать краткосрочное доверие населения. В Советское время энергетиков относили к категории образованных и интеллигентных – посмотрите на взрослое поколение представителей этой профессии - они ведут себя как академики и аристократы. А сейчас молодежь из-за низких зарплат не идёт в профессию. А она такая низкая как раз из-за тарифов.

И на этом фоне мы будем строить АЭС?

- Да, много работы нужно провести ещё до обсуждения строительства АЭС, до принятия решения о строительстве станции.

Не знаю, как у вас, а у меня ощущение, что вопрос давно решен и нам остается только смириться с этим непопулярным решением.

- Сомневаюсь, без одобрения населения такое решение принять очень сложно, если, действительно, все пройдёт за его спиной, я думаю, что мы увидим сильное сопротивление.

Я была недавно в поселке Улькен, где собираются строить АЭС. Люди говорят, что остались здесь только старики – дети разъехались. Они хотят, чтобы станцию построили, но переживают, что приедут чужие люди и будут командовать.

- Нужно проводить работу – разговаривать с людьми, убеждать и объяснять, как это будет. Дело в том, что если даже сейчас провести референдум – никто не поддержит, народ не готов. Нужно создать комиссию с авторитетными профессионалами из Японии, США, Франция и России. Пусть едут в Улькен и без политического подтекста выскажут своё мнение – подходит ли местность, почва и вода. Объяснят плюсы и минусы для региона. Народ же не глупый – поймёт, когда с ним будут разговаривать.

Что нужно для того, чтобы всё-таки АЭС принесла пользу и не рассорила всех.

- Должно быть учтено несколько составляющих – политический и экономический капитал, мнение народа. Люди хотят понимать, как это будет выглядеть экономически - как это будет строиться, на какие деньги, кто будет за это платить, на каких условиях будут брать кредиты. Есть ещё человеческий капитал. Тревога жителей Улькена объяснима – они не хотят быть простыми наблюдателями. Если там 20 тыс человек будут работать - сколько из них иностранцев привезут, сколько за 10 лет своих профессионалов подготовят, где они учиться будут, какая зарплата будет – когда это всё расскажут, тогда появится заинтересованность местного населения. Четвертое - интеллектуальный капитал, мозги, инновации, понятно, что технологии придут из других стран, а дальше что? Как долго мы сможем использовать свой собственный уран. Пятый капитал - самый важный, это соответствие воды, локации, почвы, сейсмологическое состояние и т.д. Все это нужно хорошенько изучить, по полкам разложить и всем рассказать. Мы сейчас больше всего пугаемся из-за того, что ничего не знаем.

Смогут ли учесть ошибки того же Чернобыля?

- Были 3 крупные аварии - Майл-Айленд, Чернобыль и Фукусима, все прекрасно знают причины этих аварий, сколько людей умерло. А вот кто-нибудь посчитал умерших или испортивших здоровье из-за отсутствия электроэнергии или из-за выбросов угольных электростанций? Хотя в мире уже признали, что угольные станции пассивно убивают намного больше людей, чем АЭС.

Вы в Америке учитесь, можете рассказать, чем вы там занимаетесь и как туда попали.

- У меня сейчас период – жизнь-мечта. Я родом из Шымкента и даже не думал, что буду жить в Алматы или столице. Сейчас учусь в одном из самых лучших университетов мира - это реально большое достижение. С нами на равных разговаривают профессора, приезжают сенаторы, чиновники – они все в поисках кадров. Не буду скрывать – в США у меня есть большие перспективы и возможности, но я хочу вернуться в Казахстан и работать в сфере энергетики, потому что энергетика - это развитие всего, начиная от экономики до благосостояния людей.

То есть, если позовут на родину – вернетесь?

- Я в президентском кадровом резерве, надеюсь будут предложения.

У вас нет ощущения, что кадровый резерв – структура для галочки?

- Там отбор был колоссальный и очень справедливый. Есть дети чиновников, богатых людей, но это не значит, что они по звонку прошли. У них просто были возможность учиться, оттачивать свои навыки, знания - они сильные ребята.

А таких простых как вы много?

- В президентском кадровом резерве нет простых ребят. Там те, кто ищет достойную работу и те, кто может стать «агентом изменений». Я думаю, потенциал резерва не используется максимально, но, тем не менее хорошие назначения есть. Сейчас многие уезжают за границу. Мои одноклассники работают в Сингапуре, в Лиссабоне, в Нигерии - это такие золотые ребята, обидно, что они покидают Казахстан, но и винить их нельзя – для них открылся мир.

Как же остановить этот поток уезжающих?

- Пришло время государственников, и власть должна помнить об этом. Нужно давать молодым возможность показывать свои знания. Поверьте, многие не из-за денег уезжают, а из-за того, что на родине не могут увидеть плоды своего труда, не чувствуют свою полезность. Человек ищет место, где он может реализовать себя, помочь каким-то изменениям и быть рычагом каких-то изменений.

Новости партнеров