×
443.44
480.51
4.88
#паводки #правительство #СудБишимбаева #финансы #назначения #акимы #январские события #война в Украине
443.44
480.51
4.88

Всё смешалось в «медийном» доме: как по закону собираются уравнять обывателей и журналистов

09.02.2023, 15:26
Коллаж Ulysmedia.kz

На сайте электронного правительства появился проект закона «О массмедиа», который возмутил и встревожил журналистов и медиаэкспертов Казахстана настолько, что они обратились с петицией к главе государства, требуя не допустить принятия этого документа. Что не так с новым законопроектом и почему, по мнению представителей СМИ, он должен вызвать волнение и у рядовых пользователей соцсетей, журналисту Ulysmedia.kz рассказала директор ОФ «Правовой Медиа-Центр» Диана Окремова.

Демократия на грани фантастики

- Начнем с того, что ныне действующий Закон «О СМИ» был принят еще в далёком 1999 году, и все мы понимали, что он морально устарел – даже в силу развития научно-технического прогресса. В прошлом году в своём послании президент Касым-Жомарт Токаев затронул этот вопрос, отметив, что «в современную эпоху для любой прогрессивной страны критически важно иметь конкурентоспособные и свободные средства массовой информации…». Он заверил, что «государство особое внимание уделит созданию открытого информационного пространства, востребованных и сильных медиа…». И поручил пересмотреть закон о СМИ - с учётом интересов государства, запросов общества и тенденций развития медиасферы, - поведала Диана предысторию создания нового документа, регулирующего деятельность СМИ. Мы восприняли этот шаг со стороны государства с большим оптимизмом, поскольку поверили, что это – еще один шаг к Новому Казахстану.

Здесь по смыслу напрашивается частица «но»…

- Нет, ещё не здесь. В середине 2022 года при министерстве информации и общественного развития была создана рабочая группа, в которую вошли журналисты, эксперты, юристы, представители профильных НПО, призванная доработать предложенный законопроект и сделать его таким, как говорил президент – современным, прогрессивным, демократичным.

Однако уже с момента публикации документа к закону «О массмедиа» начались разногласия. У нас были вопросы были как к самому названию закона, так и к его нормам. Но представители МИОР нас успокаивали, что переживать не о чём - это только план, а сам законопроект будет разработан с учётом мнений участников рабочей группы. И мы в течение нескольких месяцев добросовестно вносили свои предложения.

Но…

- Но в начале февраля мы с удивлением обнаружили на сайте открытых НПА законопроект «О масс-медиа», в котором не было многих норм, предложенных рабочей группой. И этот незнакомый нам проект закона был уже одобрен членами межведомственной комиссии и направлен в парламент. Причем с членами рабочей группы его никто не согласовывал и не уведомлял нас об этом.

Всех «посчитают»?

Каких именно норм, предлагаемых рабочей группой, не оказалось в утвержденном членами МВК проекте закона?

- Самых важных. К примеру, мы предлагали ввести срок исковой давности для требований об опровержении. Год или три года, по истечении которых требовать опровержения уже как минимум нелогично – ведь материалы в редакциях не хранятся вечно. Но в опубликованном документе понятия исковой давности для требований об опровержении нет совсем.

Кроме того, само понятие «масс-медиа» должно быть, на наш взгляд, конкретизировано. То есть, в него должны входить традиционные СМИ и интернет-ресурсы, прошедшие постановку на учет как средства массовой информации. Иначе по логике концепции законопроекта сейчас это понятие включает в себя и паблики в соцсетях, и аккаунты пользователей.

Другими словами, любой казахстанец, у кого есть аккаунт в любой из социальных сетей, может быть приравнен к СМИ и привлечен к ответственности в случае чего?

- Получается так. Сейчас в законопроекте указано определение «масс-медиа» как «традиционные СМИ и интернет-ресурсы». Но это очень широкое понятие и может трактоваться очень широко. Вначале предполагалось использовать понятие «средства массовой коммуникации» - СМК, и включить в него также блогеров. Но после длительных переговоров решили, что блогинг невозможно регламентировать законопроектом о профессиональных СМИ, и отказались от этой идеи.

Что ещё этом в законопроекте «О масс-медиа» насторожило членов рабочей группы?

- Многое. Например, в нём указывается, что в условиях чрезвычайных ситуаций журналисты обязаны согласовывать свои материалы с должностными лицами. По нашему мнению, это завуалированная цензура, которая запрещена законодательно.

Судите сами: в прошлом году случилась авария на теплосетях Экибастуза, - это было ЧС техногенного характера. Если введут в действие законопроект «О масс-медиа» в нынешней редакции, то в таких случаях все материалы должны будут согласовываться с должностными лицами.  Кроме того, чтобы работать в зоне особых условий журналистам нужно будет разрешение МВД или КНБ, и передвигаться только в сопровождении сотрудников силовых ведомств.

Ещё там есть норма, запрещающая публиковать материалы, дискредитирующие Вооруженные силы и другие силовые структуры. Напрашивается вопрос: как будут трактовать эту норму госорганы в случае её принятия? Не будут ли истолкованы материалы о гибели солдат-срочников как те самые «дискредитирующие ВС РК»?

Кто заказывает девушку, тот её и танцует

А с учетом того, что законопроект «О масс-медиа» распространяется и на пользователей соцсетей, нести ответственность будет каждый, кто «репостнёт» такую новость и расскажет о таком случае?

- Вообще в этом законопроекте непонятно, какая ответственность распространяется на профессиональных журналистов, а какая на интернет-пользователей. Есть опасные и спорные моменты. Кстати, журналистов также «отсортируют» с вводом пресс-карт. В развитых странах существует такая практика: выдача журналистам пресс-карт, которые дают возможность бесплатных посещений музеев и мероприятий и т.д. Но в спорном законопроекте выдача пресс-карт – это, скорее, попытка создать лояльный госорганам пул журналистов.

Предполагается, что выдавать эти пресс-карты будет «уполномоченный орган», который поставит ряд условий к соискателям. Такие как, например, наличие профильного высшего образования или определенный стаж работы. Вчера у нас прошла пресс-конференция, на которой журналисты отметили, что в нашей отрасли множество корифеев журналистики не имеют профильного образования. Так что же, им будет отказано в праве на профессиональную деятельность?

По-моему, лояльный госорганам пул журналистов сформирован уже давно посредством госзаказа.

- Кстати, о госзаказе. Момент, касающийся финансирования СМИ из госбюджета, тоже вызвал массу нареканий у рабочей группы. В законопроекте, опубликованном на сайте открытых НПА, предлагается изменить название на «грант». Но нет ни слова о том, что мы требуем много лет – гарантий открытости и прозрачности распределения бюджетных средств.

В 2021 году министерство информации и общественного развития провело маркетинговое исследование факторов тарифообразования рынка услуг СМИ, чтобы рассчитать тарифные ставки для закупки услуг по реализации государственной информационной политики. И закупать такие услуги у самых востребованных СМИ.

Но печатные периодические издания, которых в Казахстане сейчас 80,8% от общего числа зарегистрированных СМИ, согласно опросу, уступили в популярности интернету и ТВ. И теперь есть опасность, что бумажные газеты и журналы, которые и так «вымирают», лишатся господдержки.

Блогеру – статья, журналисту – тишь?

Если где-то убыло, значит, где-то прибыло. Есть вероятность, что эти деньги получит блогосфера?

- Очень высокая. Но проблема в том, что узнать о распределении грантов будет затруднительно. Нам изначально обещали, что выделение грантов будет проводиться открыто и прозрачно – через единого оператора. Но в этом законопроекте уже ничего не говорится ни об операторе, ни о прозрачности. Мы боимся, что всё будет, как и раньше, решать комиссия при МИОР, состав её будет засекречен, как и решения. И мы никогда не узнаем, кому и за какие заслуги будет выделяться госфинансирование.

В том, что касается блогосферы, это, на мой взгляд, очень зыбкий момент. Вы же знаете, что в последнее время несколько блогеров были задержаны Антикором за вымогательство, а некоторые уже осуждены. Но все мы знаем, что блогеры зарабатывают именно публикацией заказных или рекламных постов, при этом большинство не оформлены как ИП. У меня возникает вопрос: если кто-то из заказчиков вдруг решит обратиться с заявлением о вымогательстве, возникнет уголовное дело?

- В том-то и дело. Эта деятельность блогеров должна регулироваться отдельно. Сейчас у нас есть закон «О рекламе», и он должен распространяться на рекламную деятельность блогеров.

Диана, а в новом законе оговариваются какие-то гарантии безопасности журналистов? В свете последних нападений на коллег, угроз, порчи имущества и т.п., когда даже президент поручил разобраться и найти виновных, представители МИОР не хотят включить в законопроект нормы, касающиеся обеспечения гарантий безопасности для нас?

- В утвержденном МВК законопроекте на правах журналистов вообще акцентируется меньше внимания, чем на обязанностях. Нас очень тревожит сложившаяся ситуация. При том, что ни одно дело о нападениях на журналистов не было раскрыто, никто не был наказан.

Как вы считаете, обращение в главе государства поможет исправить ситуацию в разработке по-настоящему защищающего права журналистов закона?

- Мы надеемся. Вчера на пресс-конференции представители МИОР нас заверили, что работа над проектом закона будет продолжена, что с нами будут встречаться и учтут все наши предложения и замечания. Насколько они честны – покажет время.

Новости партнеров