×
443.44
480.51
4.88
#паводки #правительство #СудБишимбаева #финансы #назначения #акимы #январские события #война в Украине
443.44
480.51
4.88

Слежка и прослушка, или Чем генерал Минобороны Ерболу Назарбаеву не угодил

10.03.2024, 10:59
Коллаж Ulysmedia

Если с генерала снимают погоны, отправляют за решетку на основании слежки и прослушки – значит, это кому-то надо? В публичное поле попало ещё одно староказахстанское уголовное дело. В 2020-м СМИ растиражировали информацию Антикора о задержании высокопоставленного военного начальника, который в министерстве обороны заведовал кадровой службой. Его сначала обвинили в получении взяток на системной основе за общее покровительство и продвижение по службе, потом осудили и приговорили к лишению свободы на пять лет. Спустя четыре года, Кайрат Рашидович Копбаев опять стал ньюсмейкером – сейчас его уголовную историю обсуждают не только в прессе, но и в стенах парламента

В эксклюзивном интервью главному редактору Ulysmedia.kz Самал Ибраевой он заявил, что готов доказать свою невиновность, однако все, кто в стране отвечает за закон и порядок, не хотят его слушать. И Верховный суд, и Генпрокуратуру устраивает сфабрикованное дело и обвинительный приговор, который вынесли по заказу племянника Нурсултана Назарбаева.

   - С меня сняли погоны, отняли воинское звание и пенсию – забрали всё, что можно забрать, но своё честное имя я просто так не отдам и буду бороться за полную реабилитацию, - говорит бывший генерал-майор.   

Напомним, Копбаеву инкриминировали взятку в 200 тыс. тенге. По версии следствия, деньги ему, на тот момент начальнику департамента Минобороны по кадрам, передал бывший знакомый Алмас Бекбауов за помощь в устройстве на офицерскую должность своего родственника.

   - Как выяснилось позже, уголовное дело построили на основании негласных следственных действий, проще говоря, за мной следили, а мои разговоры прослушивали. Показали видеозапись: мы спускаемся по лестнице в торгово-развлекательном центре, один из спутников кладёт что-то в карман, что – не понятно, но эти кадры послужили основой для открытия уголовного дела, а потом и обвинения. Оказывается, меня полтора года «вели» сотрудники Антикоррупционной службы.

На фото: Бекбауов и Копбаев

Антикор сообщал, что 200 тыс. тенге – это плата за помощь в назначении на офицерскую должность в Военный институт сил воздушной обороны в Актобе. Где этот человек, он служит?

   - Речь идёт о свидетеле Улукпанове, мне вменяют, что это его я пообещал устроить. А он сам очень удивился, когда узнал, что дядя взялся его трудоустраивать в армии. Он и в суде заявил, мол, прошу меня не вызывать и не допрашивать, так как работаю на вахте и не могу ездить на суд. Он так и объяснил: не хочу служить в армии, потому что там очень маленькая зарплата – 150 тыс. тенге у командира роты. Сейчас я получаю 400 тысяч. А когда у Бекбауова судья спросил, как он это может объяснить, тот ответил, что Улукпанов действительно не знал, что он решил ему помочь. То есть Бекбауов даёт взятку за продвижение Улукпанова, который не хочет никуда в армии продвигаться – он бросил военную службу. Выяснилось, что нет события, нет состава преступления, нужно было закрывать дело, но суд на этот парадокс вообще внимания не обратил!

А второй эпизод с сержантом, которого вы продвигали по службе?

Я по всей стране в 2019 году искал офицеров, чтобы поднять процент укомплектованности войск, это была моя работа, я за это деньги получал, мне за это воинское звание присвоили, вручили государственную награду. У нас существует определённый дефицит в Военном институте сил воздушной обороны в Актюбинске - там большая нехватка военных кадров, я даже предлагал: идите и служите, есть хороший социальный пакет, вас ожидает светлое будущее, вы можете дослужиться до генерала.

У вас были серьезные полномочия, вы многое могли?

  - Я ни на что особо повлиять не мог, но по долгу службы нёс ответственность за подбор и расстановку кадров - это была моя прямая обязанность, но все назначения решались в комплексе. Есть главнокомандующие видами войск – им виднее, кого назначать, поэтому они представляют на назначение. Я занимался процедурными вопросами и не мог даже сержанта таким образом назначить.

Когда вас задержали, министром обороны был Ермекбаев, как он отреагировал? 

  - Я не знаю его реакцию, я был задержан 28 января, потом в отношении меня избрали меру пресечения - содержание под домашним арестом, а потом домашний арест изменили на арест. Я год провёл в СИЗО, то есть под стражей, поэтому не могу знать, как он отреагировал и какие он меры принимал по установлению обстоятельств.

Кайрат Рашидович, получается, что вас оклеветали?

  - Нет, на меня безосновательно возбудили уголовное дело, не было оснований меня преследовать в уголовном порядке.

Почему тогда вы признали вину и пошли на процессуальное соглашение?

  - В СМИ отправили сообщение, что Копбаев пришёл с повинной, дал признательные показания и заключил процессуальное соглашение. Так вот, процессуального соглашения не было и быть не могло. Явки с повинной не было и быть не могло. Явку начали оформлять, я писал под диктовку,когда следователи поняли, что дела не складываются, мне предложили написать, что я брал взятку в интересах Улукпанова. Тогда я сказал: всё, ставлю точку, ничего писать не буду! Меня тут же наказали за упрямство и несговорчивость, и заменили домашний арест на арест, отправили в СИЗО.  

Но был ещё один эпизод – продвижение по службе сержанта.

   - Я готов и сейчас признать свою вину, если всё повторится и предъявят обвинение по вопросу оказания содействия продвижения сержанта на офицерскую должность. Но дело в том, что я как начальник департамента кадров занимался не уволенными в запас, а только действующими офицерами и сержантами. Запасников у нас миллионы – ими занимаются военкоматы.

Но вы, на тот момент генерал, почему не смогли доказать нелепость обвинений?

   - Передо мной были оперативные сотрудники, которые год за мной следили. У них не было конкретных фактов, они оперировали негласными следственными действиями. В отношении меня они применили все виды этих действий, но доказать, что я совершал преступление, так и не смогли. Потом они выходят на Бекбауова в Актюбинске, и не знаю, чем его прижали, но он подписал явку с повинной, в которой сообщил, что давал Копбаеву 200 тысяч тенге за трудоустройство Улукпанова. Мне потом так и сказали: вы, уважаемый господин генерал, были у нас объектом контроля - мы следили, мы вас записывали, в вашей переписке с Бекбауовым 36 сообщений письменных и голосовых…

Как вы думаете, кому вы помешали, и кто инициатор этого обвинения, можете назвать фамилии?

   - Очень неудобный вопрос для меня. В моём уголовном деле, которое расследовали 6 месяцев, нет ни одного свидетеля, который бы показал на нарушения, тем более на взятку. Но потом я вспомнил один момент, который объясняет произошедшее. В 2019 году ко мне обратились военнослужащие в Алматы и попросили назначить на должность начальника отдела по делам обороны Карасайского района; меня предупредили, что это просьба Ербола Назарбаева.

Это сын Болата Назарбаева?

   - Да, он самый. Я понимал, что Карасайский район — это как родовое гнездо у Назарбаевых, поэтому запросил информацию по этому кандидату и выяснилось, что назначать его рано, он не соответствовал квалификационным требованиям.

То есть, вы отказали самому Ерболу Назарбаеву?

   - Да, фактически отказали. Я не верил в эту версию, пока меня не задержали. 28 января у меня дома проводили обыск. Руководил группой Ербол Назарбаев, тогда он был сотрудником центрального аппарата Антикоррупционной службы и ему вообще присутствовать не нужно было. Но он не скрыл, что контролирует ситуацию. Пришли они в тот момент, когда у нас родственники сидели за столом – был поминальный обед, мулла присутствовал. Так вот, Назарбаев сказал, что придётся отменить мероприятие, потом будете молиться, а сейчас будет обыск. У меня ощущение, что он испытывал удовольствие от того, что мог унизить меня. Он выполнил свой чудовищный план - преследовал, добился ареста и необоснованного незаконного обвинительного приговора. Когда проводили обыск, он моей супруге показал на фото, где Назарбаев мне вручает погоны генерала и говорит: вот видите, мой дядя вручал воинское звание, а другой дядя сейчас его будет отбирать, намекая на то, что президент меня лишит звания. Он поставил задачу добиться моего осуждения любой ценой, и решил её.

Почему вы так долго молчали?

Я прервал молчание, потому что теперь я считаюсь лицом, полностью отбывшим уголовное наказание. Меня приговорили к 5 годам лишения свободы, в 2022-м заменили на более мягкое наказание - ограничение свободы. Если бы знали, как я ждал этого дня! 2 марта с меня сняты все ограничения и пробационный контроль, и я получил возможность идти дальше, добиваться справедливости и оправдательного приговора. Получится это или нет, покажет время.

Вы прошли все судебные инстанции, но приговор оставался в силе.

   - Приговор не основан на доказательствах, установленных в ходе предварительного досудебного расследования и судебного заседания. Всё, что можно нарушить в уголовном процессе, всё нарушено. Сам приговор сумбурный и чудовищный по своей сути. Мне говорили, что судья военного суда Акпар был в шаге от оправдательного приговора, но Ербол Назарбаев лично приходил в военный суд накануне вынесения окончательного решения, чтобы повлиять.

В октябре 2021 года мой адвокат обращался в Верховный суд с ходатайством о рассмотрении моего уголовного дела в кассационном порядке. Судья Верховного суда Кенжегарин скрупулёзно изучает материалы уголовного дела, что не удосужились сделать в Генеральной прокуратуре, и даёт ему оценку. Он написал, что в ходе уголовного дела и судебного расследования допущены нарушения конституционных прав и свобод Копбаева - осудили невиновного. Это постановление члена Верховного суда я держу при себе, оно даёт надежду и уверенность, что надо идти дальше.

Почему он усомнился, что вас наказали справедливо?

   - Один из его аргументов, что в отношении меня нет зарегистрированного уголовного дела, что допущены другие существенные нарушения, которые безусловно влекут отмену судебных актов. Но, несмотря на это, кассационная инстанция в составе трех судей через 20 дней оставляет приговор в силе. И что самое удивительное, сам Кенжегарин, который нашёл неопровержимые факты моей невиновности, голосует за то, что нужно оставить в силе решение первой инстанции.

Получается, что судьи тоже выполняли поручение Ербола Назарбаева?

    - Прокуратура настояла. Сейчас я продолжаю оспаривать это решение, но мне ограничили доступ к правосудию, такое ощущение, что по моему уголовному делу действуют какие-то потусторонние силы. Я даже не могу попасть на приём ни к генеральному прокурору, ни к его замам. Меня не принимают, ссылаясь на какую-то ведомственную инструкцию, которая делает это невозможным. Контакты только на уровне департамента, где говорят, что изучили материалы уголовного дела - всё будет нормально, ждите. Но решиться на вынесение протеста они не могут.

С чем это связано? Ербол и остальные Назарбаевы уже потеряли силу, а мы строим справедливый Казахстан.

   - В это хочется верить, но, когда он наступит, этот справедливый Казахстан? Мы в состоянии ожидания, но пока говорить об этом преждевременно. Недавно один из депутатов сказал, что суд - это закрытая корпорация, куда на личный приём не попадёшь.

Если прокуратура считает, что я не прав, пожалуйста, я готов доказывать свою невиновность. Самое чудовищное в этой истории, что судья в своём приговоре указывает: в результате осмотра видеозаписи видно, как Бекбауов кладёт в карман Копбаева белый сверток, в котором находятся деньги. Это же ужасно, как может судья, вершитель судьбы человека такое допустить? Оперативный сотрудник, который следил за мной, говорит: мы не знали, что в этом свёртке. Может это были деньги, а может документы, мы достоверно не знали.

Следили за генералом, а если бы на вашем месте оказался простой человек? Наверное, судебная система требует реформы.

   - Зачем её бесконечно реформировать? Нужно по закону рассматривать уголовные дела и выносить справедливые решения, быть преданным своему делу, честным, справедливым, объективным, беспристрастным, - всё очень просто.  Сам глава государства говорит, что «рождённые в фантазиях правоохранительных органов уголовные дела должна немедленно прекращать Генеральная прокуратура». Токаев понимает, что что-то пошло не так и требует, чтобы прекратили фабриковать уголовные дела и заниматься фальсификацией. Он держит эту ситуацию на особом контроле и благодаря этому хоть какие-то пошли изменения. Вы меня правильно поймите, я как гражданин страны, как никто другой желаю, чтобы мы жили в правовом государстве, чтобы мы не боялись за будущее, чтобы мы не боялись утром просыпаться и знали, если не нарушишь, к тебе не будет никаких претензий.

Кайрат Рашидович, а что вы ещё потеряли вместе с погонами, пенсия у вас сейчас есть?

   - Я лишился пенсии, лишился государственной награды – ордена и воинского звания генерал-майора, потерял всё, что можно было потерять.

А может быть в вашей ситуации главную роль сыграла не месть Ербола Назарбаева, а просто чьё-то желание вас подсидеть – занять вашу должность в министерстве?

   - Да никому моё место не нужно было! Я никому не мешал, мне не мешали, у нас были задачи, мы их выполняли и достигали определенных показателей. В том, что меня посадили, совсем другая причина, я её назвал по имени. Нашли человека, который меня оклеветал, а дальше уже дело техники и наработанная практика в Антикоррупционной службе; судья, которого держат в ежовых рукавицах, - это реалии сегодняшнего дня.

Но у нас же воруют и берут взятки, с этим же надо как-то бороться?

   - Ну я не воровал, но сел. Знаете, есть такое изречение: пока существует преступность будет полиция и наоборот. Так вот, пока будет существовать Антикоррупционная служба, будет существовать и коррупция. А как ещё оправдать назначение на должность, отделы, управления по выявлению и предупреждению коррупционных преступлений в судейском корпусе, в государственных органах, акиматах - они же чем-то должны заниматься? Они будут коррупцию находить там, где её нет, и будут заниматься построением образа коррупционера и наказывать неугодных!

Полную версию интервью бывшего генерала Копбаева смотрите на YouTube-канале Ulysmedia.kz.

Не так давно депутат мажилиса парламента Абзал Куспан заявил, что Нурсултан Назарбаев и представители его клана могли делать всё, что хотели, - могли захватывать бизнес, увольнять и преследовать неугодных.

   - Многие несправедливо были обвинены и осуждены. Можно привести не один, а несколько примеров. Я не буду говорить о Болате Назарбаеве, но знаю о нескольких делах, связанных с прямым участием его сына Ербола, - сообщил Куспан изданию arasha.kz. Он предложил создать специальную комиссию по реабилитации несправедливо осуждённых. Куспан убеждён, что без этого восстановить доверие к системе правосудия и власти не получится.

А Ербол Назарбаев, который семь лет «боролся» с коррупцией, после Қаңтара уволился из Антикора по собственному желанию. Где он находится сейчас и с кем борется, нам неизвестно.

Новости партнеров