×
416.91
446.47
7.34
#стрельба в Алматы #вакцинация в Казахстане #коронавирус #Афганистан #назначения
416.91
446.47
7.34

Разграбленные нацпарки, ненасытные олигархи и опасность от АЭС — интервью с экоактивистом Сакеном Дилдахметом

26.03.2022, 19:06

Экономическое составляющее и вопросы быта в Казахстане традиционно рассматривались, как первоочередные. Это привело к тому, что общество, в большинстве своем, стало безразлично к экологическим проблемам в стране, которые, безусловно, есть. Владельцы крупного бизнеса, пользующиеся этим безразличием, часто оказываются победителями в «экологической борьбе», когда дело доходит до материальной выгоды. Остановится ли эта тенденция в Новом Казахстане? Почему в стране не уделяется достаточного внимания к экологическим проблемам? Когда сформируется экологическая культура общества? Обо всем этом мы спросили известного экоактивиста Сакена Дилдахмета.

-Складывается ощущение, что сейчас в стране совсем позабыли об экологических проблемах. В свое время, когда минэкологии возглавлял Нурлан Каппаров, мы думали, что ведомство действительно будет решать экологические вопросы в приоритетном порядке, но, к сожалению, похоже, что это не так. Как вы думаете, что мы упускаем в этой области?

-Прежде всего, в нашей жизни на первое место выходят “бытовые” нужды. В стране преимущественно стоят вопросы экономической и политической стабильности и только потом - экология. Конечно, с начала года никому не удавалось поднять вопросы экологии. Война между Россией и Украиной, рост доллара выдвинули на первый план вопрос о том, как дальше выживать. Тем не менее, тема экологии остается проблематичной. Состояние нашего здоровья, долголетие и качество жизни напрямую связаны с окружающей средой.

С момента обретения независимости, Министерство экологии то открывали, то закрывали. Министерство водных ресурсов было в нашей стране и за последние 30 лет скопилось множество причин для его распада. Прежде всего -  это отсутствие ориентации государства на окружающую среду, я думаю. Во-вторых, один из важнейших вопросов заключается в том, что мы по-прежнему очень крупная индустриальная страна. Мы добываем все - от нефти до полезных ископаемых. Конечно, все это может идти вразрез экологическим интересам. Вероятно, по этой причине Министерство экологии было реорганизовано.

Настоящих специалистов по экологическим вопросам в стране нет, особенно со стороны властей. Несмотря на то, что Министерство экологии существует уже третий год, в нем нет ни одного специалиста, будь то растущее число вице-министров, министров или глав комитетов в этой сфере. Действительно, вопросов в области экологии много. Например, нехватка воды с каждым годом становится все острее. Загрязнение воздуха, вопросы лесного хозяйства, флоры и фауны – всем этим нужно заниматься, и вопрос, что мы делаем не так, нужно глубоко анализировать. Работа Минэкологии в этом направлении еще молода. Будь то при Мирзагалиеве или Брекешеве, Министерство по сей день не может активизировать свою работу.

Прежде всего, министерству нужны большие и опытные силы. Должен быть министр, который сможет выступать в правительстве, вносить предложения в законодательный орган и противостоять очень большому лобби. Нам нужна команда очень сильных профессионалов. Тем не менее, Министерство экологии работает не покладая рук, но еще есть работа, которую нужно сделать.

-На прошлой неделе мы разговаривали с адвокатом Бахытжаном Базарбеком. В интервью мы говорили о передаче территорий, принадлежащих нацпаркам, в частные руки на 49 лет. Есть сведения, что те, кто приобрел эти земли, меняют условия договоров задним числом. Помните, вы были против выделения земли в тех нацпарках? Не секрет, что за этим стоят крупные олигархи. Вот сейчас, после смены политической системы, нужно ли поднимать контракты, как вы думаете? Например, правительство Мамина сдавало земли в Алтын-Эмеле и Чарыне на 49 лет через Кима и Банка Каспи. Можно ли изменить эти контракты?

- Наши национальные парки являются особо охраняемыми природными территориями. Это всего 9% суши страны. Казахстан поставил цель увеличить эту площадь до 10% к 2030 году. Особо охраняемые природные территории – это дикая природа Казахстана. Количество обитающих там диких животных, растущая флора и растения являются сокровищем, которые передаются из поколения в поколение. Поэтому нельзя отдавать территорию направо или налево. Когда у нас есть дикая природа, мы должны содержать ее в чистоте! Но, к сожалению, есть огромные лобби со стороны бизнеса или чиновников, которые забирают все плодородные земли в долгосрочное пользование с целью развития туризма.

Что в этом плохого? Во-первых, например, в Алматинской области негде отдохнуть и покататься на лыжах. Большая часть земли находится в частной собственности. Если я хочу начать бизнес и купить у вас землю, вы можете попросить миллионы. И мне проще договориться с государством и согласовать территорию нацпарка, которая готова. Платишь меньше с каждым годом и получаешь на 49 лет - всё! Поэтому министерство и правительство должны понять, что госсобственность нельзя разбазаривать! Во-вторых, чиновники, подписавшие поправки в генплан национальных парков, должны быть привлечены к ответственности не только в административном, но и в уголовном порядке. Насколько мне известно, в Иле-Алатауском национальном парке приватизировано около 200 участков земли. Эти земли были сданы в девяностых, начале 2000-х годов. Сами акимы издавали и издают указы. Конечно, возвращение этих земель требует очень больших политических решений.

Для решения этого вопроса нужно внести изменения в Закон об особо охраняемых природных территориях, которые должны предоставляться только сроком на 5-7 лет. Согласно прошлогодним изменениям, земли отдают  не на 49 лет, а на 25. Это неправильно. Кто там через 25 лет, а кто нет? Завтра земля будет передана в частную собственность.

За последние 10 лет все животные сбежали из Большого Алматинского озера, которое в народе называют БАО. Почему? Все земли вокруг него стали сдаваться в аренду. Туристы приехали на машине. Животные из соображений безопасности ушли оттуда.  Сегодня это уже не заповедник. Из-за таких факторов мы теряем нашу особую природу. Сейчас есть люди, которые идут к главе Кольсая и строят там дома и гостиницы. Это неправильно. Если мы хотим развивать туризм, новоназначенный министр Даурен Абаев и его заместители должны понимать, что национальные парки ограничены. Например, в нацпарках Монголии такого нет. Всему миру известно, что монголы - кочевой народ, который любит дикую природу и сохранил традиции древности. А у нас наоборот, нужно пойти на природу и построить там Rixos. (Если вы хотите отдохнуть на природе, вы можете отдохнуть в палатке). Поэтому ни Минэкологии, ни Минкультуры не понимают, как развивать экотуризм. Их основная концепция - построить отель.

 -Вероятно, это происходит из-за лоббирования. Мы все видели, что даже министр не смог ограничить лобби команды Алии Назарбаевой по поводу утильсбора. И я считаю, что ситуация в нацпарке - тоже лоббирование. Должно ли министерство экологии дать отпор?

-Да.. Необходимо понимать следующее. У нас есть национальные парки, принадлежащие государству. Ответственным органом является  Минэкологии. Оно и должно заниматься развитием туризма. Например, Qazaq Geography имеет дело с Алтын-Эмель. Они никогда в жизни не занимались экотуризмом. Поэтому Минэкологии следует максимально расширить Комитет по лесному хозяйству, поручить ведомствам развивать туризм. Что нужно туристам? Если вы хотите увидеть дорогу и природу, вам нужен один-два туристических маршрута – самое то! Большинство национальных парков расположены на приграничных территориях нашей страны. Инвесторы не могут много вкладывать туда. Это необходимо учитывать. Во-вторых, местное население должно быть вовлечено в туризм. Если бы сельчане отдали гостям две комнаты под гостиницу, приготовили еду, растопили баню, сделали сувениры - сколько рабочих мест появилось бы. А мы едем в национальные парки и строим гостиницу в Бозжире. Но отелю нужны сильные менеджеры, переводчики.

-Вы недавно писали, что у нас охотников в два раза больше, чем правоохранителей. Честно говоря, я очень удивилась. Также была информация, что сейчас рассматривается возможность разрешения отстрела архаров, занесенных в Красную книгу…

-Да, я привел интересную статистику. После январских событий и войны на Украине, мы решили посчитать, сколько у нас в стране военнослужащих - 70 тысяч. Только 32 тысячи из них являются специализированными. Если посмотреть, то в стране около 160 тысяч зарегистрированных охотников. Я не знаю, насколько Вооруженные Силы нашей страны оснащены современным вооружением и техникой. Но оружие охотников еще сильнее. Поэтому мы видим, что в нашей стране меняются ценности в этом плане. Например, насколько готовы граждане, которые защищают страну? Если мы откроем военные склады, будет ли у нас оружие в военное время? Большой вопрос в том, не прошел ли их технический срок годности. В Украине все население вне зависимости от пола носит оружие.

Что касается архаров, то в нашей стране, как и во всех странах, ведется охота. В развитых странах Европы, а также в США и Африке охота является одним из направлений хозяйства. Это отрасль, которая приносит стране доход, развивает экономику и привлекает туристов. В Казахстане тоже надо правильно смотреть на эту сферу. Одним из способов рационального использования природных ресурсов является охота по устоявшемуся в мире механизму. Он регулирует количество животных в соответствии с заданным лимитом. Во-вторых, это приносит доход государству.

В Казахстане около 800 охотхозяйств. Они занимают площадь около 30 млн. Их главная цель – развитие экономики. В стране внесены изменения, которые позволяют разводить и отстреливать животных, таких как крупный рогатый скот. Если все это сделать правильно, есть возможность развивать охоту.

Но в нашей стране лобби охотхозяйств говорит, что теперь надо отстреливать архаров. Теперь они говорят об этом открыто. Многие также присоединились к Министерству. Конечно, в первую очередь, это один из самых больших факторов риска. Почему архар занесен в Красную книгу? Это редкость, массовый отстрел вымирающих животных запрещен. Граждане, которые предлагают отстреливать архаров, говорят, что делаться это будет для научных целей. Но запрашиваемый лимит составляет 20-30 архаров. Для научного опыта достаточно отстрелить 1-2 архара. А 20-30 архаров — это очень большой бизнес. По их словам, иностранные охотники могут платить за одного архара до 100 тысяч долларов США. Продается как аукцион, то есть цена будет продолжать расти. В свою очередь, государство ежегодно выделяет миллиарды на увеличение численности животных, занесенных в Красную книгу. В этом случае сюда приходят частные охотхозяйства и забирают всю прибыль.

90% денег, выделяемых Минэкологии на охрану сайгаков и редких животных, — это арабские инвестиции. Если арабы перестанут инвестировать, у нашей страны может не хватить средств. Поэтому зарабатывать можно, если государство, как в Беларуси, регулирует и развивает охоту. Можно будет повысить зарплаты инспекторам. Красная книга Казахстана не изучалась последние 20-30 лет. Что осталось в нашей природе? Мы точно не знаем, какие птицы, насекомые, грызуны и рыбы остались. Необходимо провести аудит. Когда в 2019 году было создано Министерство, оно должно было начать эту работу в первую очередь. Необходимо было принять на государственном уровне стратегическую программу по выявлению и увеличению численности видов. На сегодняшний день эта работа не ведется. Имеется Институт зоологии при Министерстве образования и науки. У них тоже нет денег. Количество специалистов в этой области в стране с каждым годом сокращается. Биологов, орнитологов и специалистов, изучающих рептилий - немного. Деньги в отрасль не вкладываются. Нет мотивации. Выпускники КазНУ не хотят получать зарплату в 70-80 тысяч тенге. Поэтому работа Минэкологии в этой области должна быть очень интенсивной.

-В Астане много шума из-за Талдыколя. Вы комментировали это несколько раз. Однако, похоже,  в Талдыколе мы проиграли…

- Количество бетонных зданий вокруг Астаны увеличилось. На самом деле, на территории Астаны, вокруг Акмолинской области водились и олени, и кабаны. В Большом и Малом Талдыкольских озерах приплывали попугаи, это было место обычной дикой природы. Все это нужно было сохранить. Талдыколь был очень абсурдным, очень неправильным решением. Необходимо было сохранить экологическое состояние Талдыколя и превратить его в крупный экологический парк в черте города. По слова акимата, это не мутная вода. Влажная земля. Весь дом сейчас строится на болоте. Акимат не должен поддаваться лобби больших строительных компаний.

Суд остановил строительство, но оно не остановилось. Камазы до сих пор разгружают землю. В прошлом году, когда вносились изменения в генплан вокруг города, Талдыколь был одним из рек и озер. Потом его убрали, изменили категорию, теперь дом строится. Талдыколь будет охраняться только тогда, когда он будет включен в систему рек и озер Казахстана. Казахстан не соблюдал международные конвенции и все испортил. И Кульгинов, и Мирзагалиев должны были выйти и высказать свою четкую позицию, не ограничиваясь пресс-релизом. Конечно, в этом вопросе, Талдыколь надо было спасать. 

- Может быть так, что у президента Токаева не было этой информации?

- Ее достаточно. Это очень большой бизнес.

- А мы продолжаем позволять бизнесу грабить?

- Такова ситуация в нашей стране. Что касается Талдыколя, то можно сказать, что природа сильно пострадала. Это неправильно. Сколько блогеров написали. Я хочу, чтобы они снова пришли. Заглянем в Ботанический сад. Вокруг него строились спортзалы, многоквартирные дома. Нельзя ходить по городу. Вечером под деревом не отдохнешь. Посмотрите, это - бетонный город. Экологии нет. Улицы узкие, пробки. Это наносит большой ущерб окружающей среде. Мы все вдыхаем его и получаем различные заболевания. Иными словами, Минэкологии само по себе не в состоянии должным образом решать экологические проблемы Астаны.

-Вы упомянули сайгаков. Снимут ли мораторий на отстрел сайгаков?

- Сайгак - охотничий вид. В 2015 году в стране был объявлен мораторий на массовый забой сайгаков. В 2023 году мораторий на сайгаков закончится. Слава богу, с 2015 года по результатам проверок, ежегодный прирост составляет 40-50%. По планам, в этом году должно насчитываться 1 миллион 200-500 тысяч сайгаков. Прошлогодний показатель составил 842 тысячи голов. Сайгаки в Казахстане составляют 99% мировой популяции сайгаков. Здесь есть большая проблема - регулирование их численности. Конвенция СИТЕС устанавливает нулевую квоту. Это означает, что после окончания моратория , Минэкологии должно принять программу по регулированию численности сайгаков. Много сайгаков в 2-3 районах Западного Казахстана. Уральская популяция очень широко распространена. Сейчас сайгаки вторгаются в урожай местного населения

- Наверное, не сайгаки заходят на землю людей, а люди на землю сайгаков…

-Минэкологии должно отправиться в Европу, внести изменения в нулевую квоту, установленную Конвенцией СИТЕС. Во-вторых, большая часть браконьерства в настоящее время происходит из-за сайгаков, так как их рога пользуются большим спросом в восточной медицине. Поэтому их надо легализовать. Государство должно регулировать численность сайгаков, пока браконьеры их не отстреляли.  Затем нужно направить средства на дальнейшее воспроизводство сайгаков, защиту других животных, обновление транспорта, приобретение новых технологий. 

Оригинальная статья на казахском языке. 

Перевод: Асема Гумарова 

 

Новости парнеров