×
434.07
494.45
5.66
#стрельба в Алматы #вакцинация в Казахстане #коронавирус #Афганистан #назначения
434.07
494.45
5.66

Археологи нашли в Мангистау погребение девушки в царском облачении

lada.kz

В 2019 году российско-казахстанская экспедиция провела раскопки на могильнике гуннского времени около городища Каракабак в Тупкараганском районе Мангистауской области. Археологи обнаружили захоронение девушки, которая была одета в царские одежды. Об этом со ссылкой на Lada.kz передает Ulysmedia.kz.

Как сообщили в Мангистауском государственном историко-культурном заповеднике со ссылкой на исследования с участием археолога Андрея Астафьева, полученные при раскопках данные позволяют предположить, что погребальный комплекс был нарушен с целью изъятия головы захороненной девушки, так как остальные кости так или иначе сохранились и золотые предметы оставлены.

Погребение 11 могильника Каракабак-10 датируется в пределах второй половины V–начала VI в. и принадлежит представительнице кочевой элиты. Особенности погребального обряда характерны для позднесарматского круга памятников, а погребального инвентаря – для постгуннского, "шиповского горизонта". Идентичность каракабакских и алтынказганских находок объясняется близко расположенным ремесленным центром – поселением Каракабак. Поясные и обувные пряжки, детали головного убора были сделаны специально для ритуала и не использовались в повседневной жизни.

Костюм девушки не связан с "понтийской модой", влияние которой зафиксировано в материалах других исследованных на Каракабаке захоронений.

С одной стороны, головной убор (расшитая золотыми бляшками накидка и налобная повязка-диадема с антропоморфными изображениями) представлял собой имитацию царского облачения в подражание позднеримским (эллинистическим) образцам. С другой стороны, определенные стилистические особенности резных деревянных личин указывают на некий центрально-азиатский контекст. Это позволяет предположить, что была похоронена иноземка, девушка не сармато-аланского происхождения. После проведения генетических исследований это предположение будет скорректировано.

Гробница была сооружена на склоне с перепадом высот до 0,5 метра на протяжении 6,5 метра и представляла собой кургановидную наброску диаметром 6 метров.

Куски известняка и кремня лежали на древней поверхности в один-два слоя. Основной массив камня был сосредоточен в южном секторе и представлял собой выброс, образовавшийся после "грабительских" раскопок.

Судя по консистенции грунта и характерным признакам обрушения свода, погребальная камера после похорон не была засыпана. В "грабительском" перекопе, ближе ко дну могильной ямы, встречались ребра, позвонки и обломки костей рук человека.

Там же найдены золотая обкладка деревянной поясной пряжки и "пряслице" из стенки лепного сосуда. На дне погребальной камеры обнаружены остатки потревоженного человеческого скелета. В анатомическом порядке сохранились кости ног, кисти правой руки, предплечья и кисти левой руки.

Умершая девушка была погребена в вытянутом положении на спине (руки вытянуты вдоль тела, ноги лежали свободно), головой на север. В области головы найдены остатки головного убора в виде локальных скоплений из 40 мелких штампованных бляшек, двух бляшек-личин с фрагментами шелковой красноватой ткани. Золотая серьга и бляха-личина были обнаружены в потревоженном состоянии в области головы, но на 10–20 см выше дна могилы. Местонахождение несохранившегося черепа маркируют золотая серьга (аналогичная найденной в "грабительском" перекопе) и две личины в области височных костей. Находившиеся мелкие бляшки лежали полукругом в пределах свода черепа. Судя по их расположению, первоначально они были нашиты на тонкую ткань в два ряда с вероятным интервалом 12–13 мм и в шахматном порядке. Только при сползании с головы тонкой ткани бляшки могли залегать подобным образом. Вероятно, изначально они были нашиты по кромке. Ниже правой личины найдена каплевидная пластинка-подвеска в перемещенном состоянии. В районе голеностопов сохранились детали двух обувных ремешков. На одном конце каждого располагалась золотая тисненая обкладка деревянной пряжки (сохранились мелкие фрагменты основы с рельефом), на другом – пластинчатый наконечник.

Между костями голени под половинкой бронзового зеркала сохранился фрагмент плетеного изделия из растительных волокон. Рядом под россыпью бусин и пронизей лежали наконечник дротика (или двухлезвийный нож) и "пряслице" из стенки станкового сосуда.