×
464.72
496.32
5.4
#паводки #правительство #СудБишимбаева #финансы #назначения #акимы #январские события #война в Украине
464.72
496.32
5.4

Ханжество или равнодушие: а что если в Казахстане узаконят проституцию

AP Photo/Efrem Lukatsky

Проституция существовала всегда, но в Казахстане о самой древней профессии громко говорить не принято - у нас этот вид заработка по-прежнему считается нелегальным и стыдным. В обществе периодически начинаются дискуссии на эту тему, но большинство всё же предпочитают делать вид, что ночных бабочек нет. А между тем оставленная без присмотра сфера коммерческого секса способствует процветанию насилия, распространению венерических заболеваний, коррупции в полицейской среде и наркозависимости. Почему же люди и государство предпочитают закрывать глаза на это явление разбиралась корреспондент UlysMedia.kz.

Финансово-сексуальная ловушка

Наверное, у каждого казахстанца есть знакомая или знакомая знакомых, которая «пошла по скользкой дорожке». Моя знакомая Юлия (имя изменено) стала проституткой в 19 лет. Девушка из хорошей семьи вскоре после окончания школы решила пойти работать в модельное агентство. Всё начиналось вполне себе, но вскоре к ней поступило неприличное предложение, и, она, чувствуя, что прежде всего сможет поправить своё финансовое положение, согласилась. Потом жаловалась, как ей плохо и мерзко, но позже стала повторять тот же сценарий. Позже Юлия признавалась: да, плохо, да, мерзко, но где ещё за ночь можно заработать 400 тысяч? Словом, вытянуть её из этого бизнеса близким так и не удалось. Финансово-сексуальная ловушка захлопнулась.

Случай Юлии в некотором случае уникален, ведь она из достаточно обеспеченной семьи. Хотя гораздо чаще попадаются женщины из неблагополучных. Однако и тем и другим выбраться из этого замкнутого круга не так-то просто. А кто-то и вовсе находится в сексуальном рабстве, без документов и шансов на свободу.

Согласно некоторым данным, в Казахстане насчитывается более 10 тысяч проституток, но точную цифру получить не так-то просто. В основном, они попадают в отчёты после рейдов МВД.

Де-юро статус казахстанских жриц любви

В Казахстане нет юридической ответственности за проституцию – задержанные девушки лишь пишут объяснительные, их ставят на учёт и проводят с ними профилактические беседы, но УК предусматривает наказание за содержание притонов и за вовлечение в занятие проституцией.

Юрист Жангельды Сулейманов уверен, что проституция в Казахстане уже давно легальна.

“Согласно статье 380 "Свобода договора" Гражданского кодекса РК стороны вправе заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законодательством. Услуги сексуального характера имеют место быть. Договор на их оказание не обязательно заключать в письменной форме, достаточно и устной. Исходя из этого, сейчас не надо легализовать проституцию - как можно легализовать то, что уже легально”, - удивляется юрист.

Жангельды Сулейманов/Vox Populi
Жангельды Сулейманов/Vox Populi

Более того, оказывается, жрицы любви могут, и при доходе выше определённого уровня формально обязаны открыть свое ИП, чтобы их не оштрафовали за неуплату налогов или занятие предпринимательской деятельностью без регистрации.

Какой-то абсурд: за эту деятельность не наказывают, можно даже официально зарегистрировать свое ИП, но при этом девушки совершенно не защищены от недобросовестных клиентов, сутенёров и даже нечестных полицейских, им не гарантированы нормальные условия труда и фиксированная оплата.

За и против

В очередной раз жаркие споры в Казнете на тему легализации проституции начались после поста блогера Аиды Джексеновой, где она высказалась за легализацию проституции. В ответ глава #НеМолчиKZ Дина Тансари (Смаилова) в своем Facebook привела контр-аргументы, заявив, что это значит «узаконить секс-рабство», и что госбюджет должен пополняться иначе, чем «сексуализированным изнасилованием женщин».

Среди комментаторов этих постов было много тех, кто писал о «падении нравов», «аморальности», «постыдных вещах» и о том, «в каком обществе будут жить наши дети», если проституцию легализуют. С другой стороны, некоторые указывали на необходимость защитить работниц секс-индустрии, обеспечить их регулярным бесплатным мед.обследованием и т.п.

Своим мнением с Ulysmedia.kz поделилась феминизм-блогерка и фемактивистка Диана Матвеева. Она бы хотела, чтобы проституция была запрещена в принципе, чтобы её не было, потому что это эксплуатация женщин и сексуализированное рабство.

“Возраст вовлечения в проституцию очень низкий, и в этот момент юные девушки не могут рационально оценить все риски и предположить, что их могут не выпустить. Плюс клиенты часто неуважительно обращаются с ними, применяют насилие, но женщины не могут себя защитить. Мне бы хотелось, чтобы государство работало над тем, чтобы проституция была незаконной. Потому что, когда мы что-то легализуем, мы подразумеваем, что это нормально, но эксплуатация женского тела, сексуализированное рабство – это не нормально. Воспринимать женщину как объект и помещать её в небезопасные условия – это не нормально”.

Диана Матвеева
Диана Матвеева

Но, отмечает Диана, мы живем в неидеальном мире. Это как с наркотиками: в некоторых странах легкие наркотики легализовали, потому что поняли, что с ними невозможно бороться. То есть легкие наркотики, как и проституция, настолько глубоко вжились в наше общество, что люди не понимают, насколько это неправильно и ужасно. И в рамках такой действительности, когда с чем-то невозможно бороться, надо это легализовать. Для чего? Чтобы обезопасить женщин.

“Когда сфера легализована, ее начинают мониторить, разрабатывать нормы. Женщины смогут заключать трудовые договоры, пройти медобследование или обратиться в полицию с заявлением, у них не смогут отобрать документы. Тогда их вынужденный труд хотя бы будет защищен”.

Диана считает, что наказывать надо не проституированных женщин, а их клиентов. То есть людей, которые создают спрос, и сутенеров, которые вовлекают женщин в проституцию.

“Даже если женщины сами пришли в проституцию, они всё равно её жертвы, и не должны быть наказаны”, - говорит активистка.

Я бы одобрила легализацию проституцию только в том случае, если бы это сопровождалось серьезной разъяснительной работой о том, почему проституция – это не нормально, что это сексуализированное рабство и эксплуатация женского тела. И легализация нужна исключительно для того, чтобы обезопасить женщин. И лишь тогда, когда общество изменит своё отношение к проституированным женщинам с осуждения на понимание, мы сможем снова криминализовать проституцию, и запрос на неё будет меньше, ведь люди будут понимать, что это неправильно”.

Диана предлагает таких женщин определять в специальные приюты, где они смогут пройти реабилитацию, получить финансовую, психологическую и другую помощь.

Международный опыт

Как же обстоят дела в других странах мира? В Великобритании (кроме Северной Ирландии), Испании и Италии проституция легализована, но не регулируется, а бордели здесь считаются противозаконными. Именно эта модель больше всего похожа на казахстанскую, хоть у нас формально проституция и не легализована.

В Австрии, Германии, Греции, Венгрии, Латвии, Нидерландах, Швейцарии и Турции, древнейшая профессия разрешена и контролируется властями. В Германии, например, проститутки платят налоги и взносы в пенсионный фонд, состоят в правозащитных и профсоюзных группах, могут взыскать с клиента деньги в суде. А в 2017 там приняли закон о секс-работниках, который защищает проституток от эксплуатации и насилия, обязывает их регулярно проходить медосмотр, а владельцев борделей — обеспечивать условия для труда, установленные департаментом здравоохранения. При этом Германия является одной из лидеров в Европе по количеству ночных бабочек – их здесь более 400 тысяч, и есть данные, что после легализации проституция и связанная с ней преступная деятельность, как и насилие в адрес проституированных женщин, увеличилось.

А в Швейцарии, где проституция легальна с 1942 года, ситуация выглядит даже комично: в некоторых кантонах проститутки -индивидуальные предприниматели обязаны составлять бизнес-планы с разработанной маркетинговой стратегией и предъявлять их проверяющим органам.

Особенно любопытна шведская модель, которая предполагает, что наказание несёт не работница секс-индустрии, а клиент. Закон об этом был принят в 1998 году. А странах Восточной Европы, наоборот, наказывают только секс-работниц, не трогая клиентов.

Что делать?

Но при столь разных подходах ни одна страна не может похвастаться четкими результатами – мол, да, после таких-то мер насилие и преступления в этой сфере снизились. Получается, человечество еще не придумало, что делать с представительницами второй древнейшей. А может, просто не хочет?

Мы привыкли делать вид, что проституции нет. Мы проезжаем по Сейфуллина и отворачиваемся от тех, кто приветливо машет рукой, или вообще едем по другой улице. Притворяемся, что не слышали эти истории про бани и «девочек». Пролистываем новости о жертвах сексуального насилия и пишем в соцсетях о «падении нравов». Но по факту – проституция была, есть и будет, и никуда от неё не деться. Тысячи девушек ежедневно работают в этой сфере, а значит, тысячи казахстанских мужчин к ним приходят.

Как отметила Диана Матвеева, в нашем обществе не принято жалеть проституированных женщин, это стигматизированная профессия. Можно относиться к ним как угодно, но, наверное, все согласятся, что их права как граждан Казахстана должны быть соблюдены. И если шансов на безопасность у них больше при легализации, может, оно того стоит? Другой вопрос – захочет ли этим заниматься наше государство. У него на попечении и так немало тех, о ком следует позаботиться – малоимущие, инвалиды, пенсионеры, а на внимание к «падшим» женщинам нужны дополнительные ресурсы. Вот и получается, что и общество притворяется ханжой, а государству не особо хочется этим заниматься. А ночные бабочки продолжают 24/7 находиться в опасности.

Новости партнеров