×
434.16
493.29
5.81
#стрельба в Алматы #вакцинация в Казахстане #коронавирус #Афганистан #назначения
434.16
493.29
5.81

Кто скрывает недостатки первого казахстанского броневика

04.11.2021, 11:36
Фото: Ulysmedia.kz

О том, кто из действующих генералов и полковников ВС РК «водит за нос» руководство Минобороны и членов правительства пытаясь скрыть явные недостатки дорогостоящей бронетехники отечественного производства. 

Четырехлетние испытания дорогостоящего броневика «Барыс 8х8», как опытного и единственного пока образца, наконец-то, завершились. Причем, эти испытания, как заверил на брифинге директор завода «Казахстан Парамаунт Инжиниринг» Ербол Салимов, прошли без каких-либо технических проблем и поломок. Но так ли это на самом деле?          

Корреспонденты Ulysmedia.kz провели собственное журналистское расследование по фактам злоупотреблений должностных лиц минобороны и представителей завода-изготовителя. Оказывается, недостатки боевой техники были отражены в актах войсковых испытаний, но руководством главкомата Сухопутных войск почему-то было строжайше запрещено членам комиссии детализировать некоторые недочеты в итоговом протоколе и наоборот «усиленно хвалить» боевые колесные машины, которые должны быть приняты на вооружение в казахстанскую армию в ближайшее время.  

Напомним, Компания «Казахстан Парамаунт Инжиниринг» (КПИ) – единственная компания в Центральной Азии обладающая технологией производства бронированной техники MRAP (англ. mineresistantambushprotected — защищенный от подрыва и атак из засад).

Kazakhstan Paramount Engineering – совместный проект нацкомпании «Казахстан инжиниринг» и южноафриканской военной корпорации Paramount Group. Предприятие запустили в 2015 году. С тех пор завод и стал выпускать бронеавтомобили «Арлан» и «Барыс» для всех силовых ведомств Республики Казахстан.

Акционер компании Айбек Барысов заявлял ранее представителям СМИ, что строительство завода в Нур-Султане обошлось ему в 12 млрд тенге. Для этого ему пришлось, как он сам говорит, «даже оформить кредит в банке».

Фото: news.myseldon.com

«Мой партнёр – гражданин ЮАР – вложил свою идею по созданию уникальных машин. Эта разработка в виде интеллектуальной собственности оценивается в 100 миллионов евро. Такой же завод стоял в ЮАР, но мы решили, что лучше выпускать машины в Казахстане», - рассказывает Айбек Барысов.

По словам бизнесмена, предложение по запуску завода поступило именно от Министерства обороны Казахстана, с которым компания заключила меморандум на поставку БКМ «Арлан».

«Предложение было от руководства Министерства обороны, но не помню, от кого именно. Звучало примерно так: «Покажите пример, как должны развиваться частные инвестиции». Мы изучили рынок. В 2017 году заключили меморандум с Министерством обороны на поставку машин на несколько лет вперёд. В соглашении говорится, что Министерство будет покупать у нас минимум 30 машин в год» - продолжает Айбек Барысов.    

Летом прошлого года Kazakhstan Paramount Engineering оказалось на грани разорения. Как заявлял акционер, причина кризиса заключалась в том, что основной потребитель – Министерство обороны РК – сократило госзаказ на поставку БКМ с 30 до 11 машин, а на текущий 2021 год заказов не было вообще.

Экс-министр обороны генерал-лейтенант Нурлан Ермекбаев в свое время открыто заявлял в СМИ, что «Барыс 8х8» «нельзя принимать на вооружение так как эта боевая колесная машина не прошла все положенные полигонные испытания и пока далека до совершенства и реального применения».  

Фото:gov.kz

Акционеры «Казахстан Парамаунт Инжиниринг» сразу же попытались обвинить генерала Ермекбаева в том, что он якобы «гробит отечественную оборонку и намерено тормозит процесс перевооружения казахстанской армии».

Министр обороны сменился и скандал грянул с новой силой. У предприятия отечественной оборонки снова появились проблемы. Оказывается, многоцелевая бронированная машина «Барыс 8х8» в ходе последней фазы войсковых испытаний, как свидетельствуют офицеры ВС РК участвующие в испытании техники, «часто ломалась и нуждалась в дорогостоящем ремонте». Однако представители завода почему-то тщательно это скрывали и продолжают скрывать даже от нынешнего министра обороны генерал-лейтенанта Мурата Бектанова.

«Машина прошла около 25 тысяч км по всему Казахстану, в том числе по бездорожью – 15 тыс. км, из них около 5 тыс. км – по тяжёлому бездорожью. Для нас это практически ресурсные испытания. Боевой модуль отстрелял почти 6 тысяч снарядов 30 мм, около 2500 патронов 7,62 мм. Отстреляно примерно 20 снарядов системы«Туча». Это дымовая завеса. Машина была испытана в различных климатических условиях, в зимнее время – до минус 40 градусов. На юге Казахстана испытания проводились при почти 50-градусной жаре. Перегон с юга Казахстана на запад страны – это около четырёх с лишним тысяч километров. Он осуществлялся зигзагом – на Уральск уходили, на Атырау. В этих условиях машина на марше выдерживала очень серьёзные нагрузки. Исходя из наших требований, которые мы заложили в машину, она полностью прошла эти испытания, без поломок», – сказал в интервью журналисту Григорию Беденко Ербол Салимов.

Но акты и выводы комиссии после проведения опытно-войсковой эксплуатации «Барыс 8х8» такое громогласное заявление руководства   завода «Казахстан Парамаунт Инжиниринг» полностью опровергают.

«В принципе нам понятна позиция руководства завода КПИ, им надо во что бы то ни стало всеми правдами-неправдами пропихнуть свою технику в войска, добившись гособоронзаказа на свою продукцию. Потому они не заинтересованы афишировать какие-то поломки или недоработки, выявленные в ходе испытаний. Но нам совершенно непонятно почему на обман высшего руководства МО РК о результатах проведенных испытаний «Барыс 8х8» идут некоторые генералы и полковники Министерства обороны. Считаем, что основным действующим лицом, продвигающим интересы КПИ является Главнокомандующий Сухопутными войсками генерал-майор Талгат Койбаков, который на протяжении всего периода ОВЭ, нам своим подчиненным, где на прямую, а где и через своих заместителей отдавал устные указания скрывать истинную картину результатов испытаний. В частности, не отражать в актах результаты проведения ОВЭ БКМ выявленных недостатков в пользу БКМ «Барыс». Под прямыми угрозами увольнения из рядов ВС РК, он принуждал нас скрывать установленные в ходе ОВЭ неисправности ходовой части, боевого модуля, программного обеспечения, а также конструктивных недоработок БКМ «Барыс». Результаты испытаний, отраженных в актах лично им и его заместителями, перепроверялись и вносились корректировки, направленные на уменьшение количества выявленных недостатков.  Тех военнослужащих, кто отказывался подписывать данные документы, по его указанию отстранялись», – рассуждает офицер технической службы.

Что бы прекратить этот беспредел, офицеры войскового звена пытались довести информацию до органов военной контрразведки КНБ. Только после этого часть выявленных недостатков все же нашла свое документальное отражение в актах. Однако и в этом случае, как свидетельствуют офицеры, участвующие в испытаниях БКМ «Барыс 8х8» эти недостатки «максимально, сглаживались, не отражая полной картины происходящего».

«В результате трех этапов испытаний, нами были установлены и документально зафиксированы, к примеру, такие конструкторские недоработки и технические недостатки по БКМ «Барыс» как несовершенство всей системы подвески ходовой части. Амортизаторы не выдерживали длительных нагрузок, как при движении по пересеченной и горно-пустынной местностях, так и по езде по грунтовым дорогам общего пользования. Даже после преодоления от 100 км. до 200 км.  элементы подвески выходили из строя и их необходимо было постоянно менять.  Система «RUN FLAT» (оборудование диска машины, позволяющее при разрыве либо проколе шины проехать да данном колесе с нулевым давлением в шинах) не выполняла своей функции по назначению. Так, после разрыва либо прокола шины, система «RUN FLAT» отрывалась внутри колеса. Ввиду конструкторской недоработки ходовая часть и подвеска в частности, не способна выполнять свои функции в полном объёме. Рычаги и сойленблоки, а также их крепления к корпусу машины выполнены без учета массы изделия, произведены из неустойчивых к нагрузкам материалов, что приводит к систематическим обрывам колес даже в обычных дорожных условиях не говоря уже о каких-то сложных переходах, которые обязательно будут встречаться в ходе учебно-боевых действий. А если не дай бог война?! Кто тогда под трибунал пойдет?», – продолжает старший офицер. 

По утверждению группы действующих офицеров, в ходе испытаний были выявлены и зафиксированы недостатки в боевом модуле (башне) и даже в программном обеспечении, которым так гордится акционеры и руководство «Казахстан Парамаунт Инжиниринг». Как оказалось боевой модуль не способен вести огонь с полным боекомплектом.  За весь период испытаний полный боекомплект не был использован по причине постоянных неисправностей систем.

«Даже элементарное досылание ленты с 30 мм выстрелами в казенную часть пушки 2А72 производится с использованием подручных средств: монтировки, монтажки или железного штыря. Ну разве это нормально для современной машины? В следствие «сырого», как мы считаем, автоматизированного программного обеспечения, возникали систематические проблемы и во время стрельбы. Дымовые гранаты выстреливали самопроизвольно. Темп стрельбы не соответствовал выбранному на пульте управления. Требовалась постоянная выверка прицелов так как после каждого выстрела прицел сбивался и в связи с этим приходилось принимать меры по корректировке процесса стрельбы. Получается, что с наводчиком оператором должен постоянно находиться специалист КПИ по программному обеспечению. Он и на войну пойдет вместе с офицерами и солдатами если что?», –  сокрушаются действующие офицеры технических служб. 

- Вы утверждаете, что не все технические недостатки, выявленные комиссией в ходе официальных испытаний БКМ «Барыс 8х8» были документально отражены в актах.

- Да, именно так.  Могу даже привести пример. В период проведения ОВЭ на полигоне РгК «Астана» с 12 апреля по 28 мая сего года председатель комиссии полковник Кашкембаев Д.Е., самоустранился и участие в испытаниях не принимал. Его обязанности исполнял один из членов комиссии полковник Байбазаров Н.Е., который явно демонстрировал свое лояльное отношение к выявленным недостаткам БКМ «Барыс». В частности, в ходе подготовки акта по результатам испытаний он всячески старался искажать фактическое положение, давал личные указания членам комиссии отражать не соответствующие действительности сведения в пользу компании КПИ. В результате этого, члены комиссии из числа военнослужащих РгК «Астана» отказались подписывать лично им отредактированный акт, ввиду его несоответствия.  После открытого конфликта между ними, компромисс был достигнут лишь после вмешательства со стороны командования РгК «Астана». Таким образом, члены комиссии добились только лишь одного - в определенной части указать наличие выявленных недостатков у БКМ «Барыс 8х8» и то в обтекаемой как бы сглаженной форме, без акцента на фактические недоработки изделия. В частности, в акте указанно что боевая машина вышла из строя по причине поломки привода ШРУСа и шарового правого переднего колеса, а  на самом же деле произошел натуральный отрыв колеса от корпуса машины  прямо на ходу(!). А невозможность ведения прицельной стрельбы было обосновано представителями КПИ якобы поломкой 30 мм пушки 2А 72, тогда как фактически  были неисправности в программном обеспечении.

Случались и вынужденные остановки при совершении марша из-за сильного перегрева двигателя, однако в актах эти факты тоже не нашли свое отражение. Эти вынужденные остановки маскировались как бы под предлогом того, что экипаж устал и хотел организовать привал. В это время открывались все люки, и машина проветривалась.

- Запланированные занятия по вождению в условиях пустынной местности, представителями КПИ по непосредственному согласованию с Главнокомандующим Сухопутными войсками генерал-майором Койбаковым были сорваны, что явно противоречило требованиям программы испытаний, утвержденной его же приказом, - продолжает свой рассказ офицер. -  Это конечно же было на руку представителям завода-изготовителя, которые вместо проведения запланированных испытаний БКМ в условиях пустыни приводили в соответствие вышедшее из строя программное обеспечение боевого модуля. Этим самым пытаясь скрыть факт его неработоспособности.   Членов комиссии из числа принципиальных военнослужащих даже пытались запугивать тем, что козыряли крутыми «корочками». Представители завода КПИ, Махатов М. и Негметжанов А., являются офицерами в отставке, потому специально надевали военную форму со знаками отличия в звании полковников. Этим самым старались влиять на действующих офицеров ниже их званием, чтобы они не фиксировали выявленные в ходе эксплуатации недостатки и поломки БКМ «Барыс». Так, 7 августа полковник в отставке Махатова М., вынул из кармана служебное удостоверение действующего сотрудника Службы Государственной охраны и пытался этим самым произвести впечатление на членов комиссии, которые принципиально отстаивали свою позицию о выявленных недостатках БКМ. Используя нецензурную брать и угрозы увольнения из рядов ВС РК, он пытался запугивать военнослужащих из числа экипажа и членов комиссии. Как мы выяснили позже, этот пенсионер СГО был одноклассником генерал-майора Койбакова и прикрываясь его служебными полномочиями, всячески старался достичь своих целей по искажению выявленных фактов. Таким образом, многие из военнослужащих старались угождать ему и только единицы продолжали отстаивать свою точку зрения.

Корреспонденты Ulysmedia.kz выяснили, что в 2011 году юарская компания PCS заключила сделку с Singapore Technologies Kinetics (STK) по поставке бронированного транспорта на сумму 90 млн. евро. Однако, начиная с 2016 года, PCS настолько отставала в поставках, что в феврале 2018 года STK подала заявку на объявление банкротом PCS. При этом, юарская компания PCS не опротестовала данное объявление, чем способствовала к своей ликвидации, что, в конечном счете, привело к сокращению сотни рабочих мест в ЮАР.

В 2018 году Paramount Combat Systems из-за финансовых трудностей и несвоевременного исполнения взятых на себя обязательств, была объявлена банкротом и прекратила свое существование.

Напомню, ТОО «Казахстан Парамаунт Инжиниринг» на территории Казахстана как раз в 2014-2015 году и была зарегистрирована. Данное ТОО является приемником юарской компании Paramount Combat Systems и на территории РК полностью копирует их политику.

Так, на производственной базе компании КПИ была запущена линия по производству бронированных машин под казахстанским названием «АРЛАН», которые в декабре 2016 года, в следствии лоббирования высокопоставленных должностных лиц казахстанского правительства и МО РК, были поставлены на вооружение в войска. ВС РК.

19 сентября 2017 года, по причине конструктивной недоработки, в частности не соответствия центра тяжести боевой машины, повлекло к опрокидыванию машины, в результате этой трагедии, погиб военнослужащий. Данные боевые машины, являются точной копией бронированной машины юарской компании PCS под названием «MARAUDER».

В результате этой беспрецедентной сделки, КПИ в ВС РК было поставлено 60 ед. на сумму 1 млн. 300 тыс. долларов США за 1 ед. Однако, из открытых источников следует, что цена в ЮАР за одну единицу БМ «MARAUDER» составляла всего 480 000 долларов США.

Указанное обстоятельство свидетельствует, что так называемый казахстанский продукт, отечественного производителя под названием БМ «АРЛАН», превышает по цене почти в три раза его юарский аналог.

Но вернемся к испытаниям новой боевой машины. На 176-м км марша Отар-Шымкент у БКМ «Барыс 8х8» отказали тормоза, что привело к аварийной ситуации.  31 июля в г. Кызылорда, для устранения данной неисправности, представителями КПИ был организован ремонт  в ходе которого были заменены уплотнители ступиц левых двух колес. Специалисты говорят, что «к заклиниванию и перегреву тормозной системы привела течь масла из ступиц».

Получается, что машина «не способна преодолевать большие расстояния  без постоянного технического обслуживания ее в ходе марша, что в худшую сторону влияет на ее маневренность и в целом отвлечению сил и средств на ее ремонт».   

- Ответственно заявляю, что в процессе всего цикла испытаний представителями КПИ не были представлены на обозрение сертификаты, документально подтверждающие о проведении баллистических испытаний, включающих в себя проверку на минноустойчивость, а также огневую защищенность от стрелкового и крупнокалиберного вооружения  на  соответствие официально заявленных КПИ тактико-технических характеристик  (ТТХ) данного изделия, - свидетельствует офицер-техник воинской части. - В этой связи, отсутствие документальных сертификатов дает основания полагать, что заявленные ТТХ не соответствуют действительности и ими взяты, по своему убеждению, в выгодном для себя свете. То есть буквально «высосаны из пальца»

В распоряжении редакции оказались копии некоторых документов, которые указывают на несовершенство БКМ «Барыс 8х8». В частности, в десантном отделении имеется всего шесть мест для десанта, хотя по требованиям Минобороны должно быть не менее семи. Отсутствуют места для размещения вещевых мешков личного состава. На люках механика-водителя и командира конструктивно не предусмотрены уплотнители, в следствии чего, в ходе движения машины по запыленной местности из-за имеющихся не уплотненных щелей люков система противоатомной защиты не выполняет свои функции. Через щели во внутрь машины беспрепятственно проникает пыль, грязь и угарные газы.  

Действительно, когда машина чистенькая стоит в цеху и ее с гордостью всем показывают это одно. Но когда она ломается где-нибудь в поле – это совершенно другое зрелище.

- В виду инженерной недоработки, на БКМ установлен американский двигатель «CUMMINS», мощностью всего 450 л/с, что не соответствует массе изделия хотя завод-изготовитель предоставил Минобороны сведения что мощность двигателя составляет 550 л/с. Это не соответствует действительности. В этой связи, машина не способна динамично развить необходимую скорость, снижая свою маневренность и проходимость в обычных и сложных условиях, то есть движение по пересеченной и трудно проходимой местности (песок, солончак, грязь), преодолению естественных преград (траншеи, противотанковые рвы, затяжные подъемы и т.п.).  Система выпуска отработанных газов, так же требует конструкторской доработки. В частности, периодически выходила из строя гофра, что способствовало попаданию отработанных газов вовнутрь машины. Получается, что и от этого жизни и здоровью экипажа включая десант грозит опасность, – утверждают офицеры, проводившие испытания.

Инициативная группа офицеров пытается донести до нынешнего Министра обороны генерал-лейтенанта Мурата Бектанова все эти недочеты войсковых испытаний для того, чтобы ряд наших генералов и офицеров не ввели его в заблуждение, а он в свою очередь не обманывал ни себя, ни Верховного главнокомандующего президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева. К министру обороны их, по понятным причинам, не допускают. Командующий войсками регионального командования «Запад» генерал-майор Алдияров хоть и подписал Акт по результатам проведения опытной войсковой эксплуатации бронированных колесных машин 8х8 «Арма» и «Барыс», но дойдет ли он до высшего руководства Минобороны пока не известно.  

Ulysmedia.kz будет и дальше внимательно следить за развитием непростой ситуации.