×
464.72
496.32
5.4
#паводки #правительство #СудБишимбаева #финансы #назначения #акимы #январские события #война в Украине
464.72
496.32
5.4

Картинная галерея, работа над ошибками и прозрачный кабинет СЕО: что ещё рассказал о ForteBank Бекжан Пирматов

04.06.2024, 18:26
Коллаж Ulysmedia

Мало у вас денег или много, вы их отнесете в банк, если у вас бизнес – то вам опять придётся обращаться к банкирам за кредитом. Заработная плата, пособия, пенсия – это тоже на банковской карточке. Так что хотим мы или нет – с банком придется взаимодействовать. Главный редактор Ulysmedia.kz Самал Ибраева решила у председателя правления ForteBank Бекжана Пирматова выяснить, что стоит за этим простым словом «банк», как выбрать самый надежный банк и почему банкиров называют скупыми.

Почему банкиров называют скупыми?

- Часто нам предъявляют претензии из-за того, что мы отказываем в кредитах, не выдаем их, и, видимо, поэтому приклеился этот ярлык. На самом деле причина очевидна, она на поверхности – мы не можем разбрасываться деньгами, ведь кредиты, которые мы даем, это деньги наших вкладчиков. Согласно нашей статистики, из ста желающих - получают беззалоговый кредит не более тридцати, а 70 после проверки платежеспособности отсеиваются. Ведь в деятельности банка все взаимосвязано, и, если одномоментно многие клиенты не будут платить по кредитам, то мы не вернем деньги вкладчикам. Наверное, поэтому и говорят, что банкиры скупые, хотя я считаю, что скупость - это наша профессиональная черта. И еще осторожность.

От кредитной кабалы отказываются и вполне себе платежеспособные граждане – слишком дорогое удовольствие.

- Кредитование – это риск. И нужно понимать, до какой степени мы можем рисковать. К слову, в Казахстане сейчас максимальная годовая эффективная ставка кредитования по потребительским займам достаточно высокая - 56%. Регулятор планирует понизить ее максимальный порог, и мы как банк поддерживаем эту политику. Мы по максимальным ставкам не выдаем, розничные кредиты у нас где-то под 30%. По статистике, в стране 9,5 млн трудоспособных граждан. В Первом кредитном бюро в начале года озвучили данные, что 7,8 млн человек имеют кредиты, из них 1,5 млн не могут их обслуживать. Но примерно где-то половина из них – это клиенты банков, и половина - микрокредитных организаций. В мировой практике есть два показателя, по которым можно определить уровень закредитованности населения - какой процент дохода тратит заемщик на покрытие кредита и сколько выходит кредитный портфель физических лиц на валовой внутренний продукт страны (ВВП). Если посмотреть эти данные, то по сравнению с другими странами у нас ситуация не выглядит ужасающей.

Принят закон о банкротстве - получен эффект, который от него ожидали?

- До первого января этого года, согласно открытым источникам, восемьдесят тысяч человек написали заявление об признании их банкротами, из них прошли процедуру банкротства только девять тысяч. Почему так мало? Условия достаточно жесткие - во-первых, у вас не должно быть возможности погасить кредит в течение 12 месяцев. Во-вторых, у вас не должно быть имущества. После объявления о банкротстве государственные органы будут отслеживать вас в течение трех лет, в частности, вы не сможете выехать за границу или получить кредит. Многие наши граждане не разобрались в этих нюансах и подумали, что можно объявить себя банкротом, по сути просто, чтобы списали кредит. Думали, что позже снова возьмут новый, спустя время. Но, когда поняли, что долги списать не так-то просто, то интерес к банкротству пропал. К нам обратилось где-то 2500 наших клиентов с таким запросом, но признали банкротами из них только 12%.

В Казахстане стало меньше банков, а сколько нужно банков на 20 млн казахстанцев?

- За десять лет количество банков в нашей стране сократилось вдвое. Было 38 - осталось 20. К примеру, во Франции на 100 тысяч взрослых приходится 30 банковских отделений. В Америке, если не ошибаюсь, около 50 отделений. В Казахстане - 12. Возможно так мало, потому что казахский банковский сектор достаточно продвинутый в части цифровизации. Например, у нас в Forte почти 85% операций можно провести онлайн. Мне кажется, чем больше банков, тем лучше, так как в первую очередь выигрывает клиент. Здоровая конкуренция стимулирует нас, игроков, становиться лучше.

Цифровизация упростила работу банковского сектора, но, когда дело доходит до безопасности - вопросов возникает много, цифровое мошенничество, утечка личных данных. Что думаете по этому поводу?

- В 2016 году наши клиенты получали только 5% банковских услуг через интернет. Сейчас, повторюсь, более 85% услуг оказывается онлайн. За последние десять лет наша клиентская база увеличилась вдвое и, благодаря цифровизации, число сотрудников банка увеличилось всего на десять процентов. Если говорить про мошенников, то большинство случаев - это так называемая социальная инженерия, когда человек добровольно отдает свои средства другому человеку. В этот момент потерпевшая сторона не понимает, что делает. Мошенники стараются отключить ваше критическое мышление. Например, если кто-то звонит и говорит: «С вашим родственником произошел несчастный случай», вы пытаетесь добраться туда. Такие схемы активно начали развиваться с 2015 года. Конечно, любого человека можно обмануть. Мы рекомендуем клиентам не спешить помогать или что-то делать, когда кто-то звонит вам по поводу денежных проблем. Повесьте трубку, сделайте глубокий вдох и позвоните в банк самостоятельно. Банки, госорганы никогда не позвонят вам через мессенджеры, поэтому если с вами связались, сразу же будьте подозрительны. Мы в Forte поощряем сотрудников, которые, видя необычное или подозрительное поведение клиентов, предотвращают случаи мошенничества.

Есть выражение – «Банк лопнул», что оно означает?

- Означает, что финансовый институт не может вернуть вкладчику деньги. Обычно это случается тогда, когда банк выдает слишком много кредитов. Например, у нас в ForteBank кредитный портфель составляет 45% всех наших активов. В среднем в банках - 55-57%. Для нас важно доверие клиентов, поэтому у нас достаточно жесткий скоринг, то есть оценка платежеспособности того или иного клиента, и, наверное, высокий процент отказа. Но у нашего банка нет фокуса только на рознице, мы развиваемся как универсальный банк, поэтому активно работаем и с корпоративными клиентами, и с малым и средним бизнесом.

Санкции против России повлияли на казахстанские банки?

- Однозначно это сказалось на банках. Сейчас каждый платеж тщательно проверяется.  Чтобы не попасть под санкции, мы со своей стороны усилили все возможные проверки – имеет ли клиент связи с РФ, есть ли товар, связанный с войной – это отнимает много времени, требует участия большего количества сотрудников.

У вас так нестандартно оформлен интерьер головного офиса – изображены исторические сценки, цитаты Абая Кунанбаева в холле?

- Я видел, как оформляют офисы за рубежом, в частности, для мотивации используют слова исторических и успешных личностей. Поэтому, когда я пришел в Forte, предложил тоже так оформить, лучше же, чем голые стены. Если же о смысле цитаты, то она мне близка по духу: зачастую многие ждут помощи от кого-то, что кто-то должен помочь - государство, общество, соседи. Абай же говорил, что верить нужно в себя и полагаться на свои знания.

Что ещё необычного у вас в Forte, кроме того, что вы, кажется, единственный коммерческий банк со штаб-квартирой в Астане?

- У нас в фойе на 1 этаже располагается Forte Kulanshi Art Space – галерея, в которой проходят выставки художников. Пространство работает с 2016 года, на организацию выставок, а их в течение года проходят 5-6, банк выделяет 70 млн тенге. Прийти в галерею может каждый, вход свободный. Сейчас идет выставка нашей казахстанской художницы Лейлы Махат, она же является куратором галереи. Так же в здании есть кофейня и бесплатный коворкинг, мы рады, что это место притяжения начинающих предпринимателей в столице.

Вам помог по карьерной лестнице подняться брат – бывший председатель Нацбанка Казахстана Галымжан Пирматов?

- Коммерческие банки регулируются другим госорганом - Агентством по регулированию и развитию финансового рынка. Мы тесно сотрудничаем с АРРФР, но у БВУ нет прямого контакта с НБРК. Я же строю карьеру в банковской сфере с 2004 года, в Forte пришел в 2020 году на позицию заместителя председателя правления. Мой брат был назначен руководителем Национального банка в начале 2022 года. Я стал СЕО Forte в середине 2022 года, а мой брат уже какое-то время назад покинул Нацбанк.

А как строилась ваша карьера в банковской сфере?

- В банковскую систему я пришел 2004 году ещё студентом третьего курса Нархоза, так как понимал, что нужен опыт работы. Я отправил резюме в несколько банков – ответ пришел из «Каспийского», там я сначала три месяца работал бесплатно. В 2008 году по программе «Болашак» отучился в университете Джорджа Вашингтона, затем работал в иностранных банках, в частности, в HSBC и ЕБРР.

Почему у вас кабинет с прозрачной дверью?

- Мне кажется, это элемент открытости: я вижу, чем занимаются сотрудники, они видят, что я каждый день на работе. Мне нечего скрывать, у нас все открыто. Нет приемной, комнаты отдыха, в банке у всех общий лифт.

В начале мая ForteBank взорвал соцсети – все бурно обсуждали объявление банка о вакансии, где был пункт, что знание казахского языка «необязательно». Что там произошло?

- Действительно, мы допустили такую ошибку. В банке постоянно ведется работа по поиску персонала. Например, только за последний год было размещено 800-900 вакансий, некоторые публиковались несколько раз. Коллеги с HR автоматизировали рутинный процесс размещения вакансий, разработав специальную форму, которую заполняют те подразделения, которые ищут людей. Проблема в том, что необходимо было проверять работу этого робота. Объявление подготовили специалисты IT – программисты, они не заложили казахский язык в техзадание. Мы признали ошибку и исправили её, был большой разбор полетов. Сейчас проверяем все наши документы, сайт, hh.kz, проводим работу над ошибками.

Учитывается знание казахского языка при поступлении на работу в ForteBank?

- Конечно, мы же работаем в Казахстане. Все сотрудники в сфере обслуживания клиентов со знанием казахского языка. Для нас важен каждый клиент. Если наш клиент не может получить ответ на свой вопрос – это ударит по нашей эффективности и тому уровню сервиса, к которому мы стремимся.

На каком языке проходят совещания?

- С директорами региональных подразделений я общаюсь на казахском языке, с теми, кто не знает государственный язык – на русском, с иностранными партнерами, инвесторами - на английском.

Сколько сотрудников в ForteBank по Казахстану?

- В головном и филиалах работает порядка 4000 человек.

Что клиент должен знать о вашем банке, чтобы открыть депозит?

- Мы не предлагаем самые высокие ставки на рынке, у нас средняя ставка по депозитам в пределах 14-15%. Но клиенты выбирают нас за надежность, разветвленную сеть отделений, терминалов и банкоматов, так же у нас удобно проводить операции онлайн. За счет этого мы в прошлом году вошли в топ-5 БВУ по темпам роста депозитов. Если в цифрах, то к концу 2023 года наши клиенты хранили в банке 886 млрд тенге, что на 18,4%, или 138 млрд тенге больше, чем в 2022 году.

Банк не растет агрессивно, мы предпочитаем консервативную модель развития, постепенно, выбирая поступательное развитие. Я думаю, что ForteBank будет и дальше придерживаться консервативной политики роста для того, чтобы сохранить оптимальный баланс между устойчивостью и доходностью. Сегодня мы – 4 по размерам активов коммерческий банк в РК. У нас одни из лучших международных рейтингов среди банков с отечественным акционерным капиталом.

Что бы вы сказали о социальной ответственности банка?

- Банк на системной основе поддерживает проекты в различных сферах – искусство, спорт, социальная сфера. Назову лишь несколько событийных, которые мы ждем в ближайшее время. ForteBank совместно с Mastercard организуют выставку картины Леонардо да Винчи в Национальном музее РК в Астане. Выставка откроется буквально на днях, 7 июня, и продлится 2 месяца. Банк на системной основе поддерживаем турниры, которые проводит Федерация тенниса РК. В этом году это будет большой праздник для любителей тенниса – турнир ATP250, впервые соревнование такого уровня состоится в Алматы уже осенью. Мы являемся партнером Национальной сборной по паралимпийскому теннису. Через пару месяцев к концу лета мы откроем школу на 900 учеников, которую банк совместно с фондом Булата Утемуратова сейчас строит в Иссыке, стоимость проекта свыше 8 млрд тенге.

Полную версию интервью смотрите на YouTube-канале Ulysmedia.kz.

Новости партнеров