×
472.62
513.22
5.43
#правительство #финансы #назначения #акимы #январские события #война в Украине
472.62
513.22
5.43

TikTok, НИШ и ЛГБТ: депутат Аймагамбетов расставил точки на I

14.06.2024, 17:31
Коллаж Ulysmedia

Министр и депутат – у кого больше зона ответственности, почему в мажилисе трудно найти консенсус, кому нужны фейки по закону о защите детей, смогут ли представители ЛГБТ получить право на усыновление, чем может закончится скандал вокруг НИШ и как в воспитании детей мешает TikTok – на эти и другие вопросы главного редактора Ulysmedia.kz Самал Ибраевой ответил депутат мажилиса парламента Казахстана Асхат Аймагамбетов.

Теперь вы можете сравнивать, на какой позиции работать комфортнее – в правительстве или в парламенте. Где больше ответственности?

- Министерство - это исполнительная власть, которая занимается реализацией принятых парламентом законов. А мажилис - законодательный орган, так что не стоит сопоставлять эти позиции, они слишком разные. Когда я был министром, многие вопросы решал сам и сам за это отвечал. У меня были возможности и механизмы. Конечно, сейчас я по-другому оцениваю работу депутатов, их роль и задачи. 50 процентов проектов законов, которые мы получаем от правительства, на наш взгляд, сырые.

То есть министру в своем ведомстве консенсус найти легче?

- В министерстве одна точка зрения, а в мажилисе 98 депутатов и у каждого - свое мнение, позиция и взгляд. Поэтому некоторые законопроекты рассматриваются очень долго, иногда на одну статью уходит три часа – мы выслушиваем экспертов и пытаемся найти ответы на все возникающие вопросы.

Вы - председатель комитета по социально-культурному развитию мажилиса – какая у вас зона ответственности?

- Комитет отвечает за работу шести министерств - за соответствующие законы и бюджет. Раньше я, как министр МОН, отвечал только за одну отрасль, сейчас масштабы работы огромны. Также у меня появилась возможность усовершенствовать некоторые законопроекты.

То есть сейчас вы отдаете государству больше, чем раньше, когда были министром?

- Мне кажется, что министру со службы лучше уйти на день раньше, чем на год позже. Поэтому думаю, что я поменял сферу деятельности в нужное время и мой опыт, приобретенный в сфере образования не будет лишним в мажилисе. Например, в этом году мы приняли два закона, которые я не мог реализовать на позиции министра. Поэтому сегодня моя работа – это логическое продолжением моей прежней деятельности.

Низкое социальное положение населения, низкая заработная плата, пособия, пенсии. Депутатов волнует эта проблема?

- Минимальная заработная плата в прошлом году по поручению президента повысилась до 85 тыс. тенге – за последние три года она удвоилась. Но проблема не минимальной заработной плате, а в базовом должностном окладе. Финансисты говорят, что эту систему нужно заменить. Или прожиточный минимум – его тоже нужно совершенствовать. Но все это не решит проблему, потому что нужен системный подход.

К примеру, возьмем показатель уровня безработицы. По нашим данным, уже создано около 1 млн новых рабочих мест, а безработных у нас около 450 тыс. человек. Как получили эти цифры, о чем они говорят? Поэтому необходимо изменить методы и точно подсчитать вакансии, которые мы открываем. То есть, нужно совершенствовать методы ведения статистики, чтобы создать то, что нужно стране. Главная проблема Казахстана в отсутствии системы. Один чиновник завтра уйдет со службы, а новый начинает все делать по-своему. Преемственность не сохраняется.

Почему правительство редко поддерживает предложения от народа?

- Потому что решения нужно принимать не для пиара, не те, что могут понравиться людям, а те, которые принесут стране не вред, а пользу. Это сложно, за популистские идеи проголосует гораздо больше людей.

Помню, как вы попали под пресс ректоров, когда приняли непопулярное решение о закрытии нескольких вузов.

- Да, мы тогда отозвали лицензии нескольких вузов. Они закрылись, нас тогда поддержал президент.

Трудно ли работать министрам без поддержки главы государства?

- Тяжело. Потому что, если вы чувствуете политическую поддержку, это чувствуют и другие. Например, когда мы решили закрыть вузы, которые не соответствуют требованиям, на меня ополчились большие группы. И только благодаря поддержке президента мы смогли отстоять это решение. Когда ввели ротацию руководящих кадров – это была серьезная реформа, под которую попали почти 20 тысяч человек. Если бы я был тогда директором, то мне бы тоже не понравилось решение министра. Еще один пример - выпускникам вузов нужно сдавать тесты по своему предмету. В первый год тест сдали 40 тысяч выпускников, а 90 процентов не смогли ответить на вопросы по школьной программе. После этого из 86 вузов, где есть специальности по педагогике, лицензии получили только 36.

Вы довольны работой министра, который у вас принял эстафету?

- Он мой коллега, судить его этически неправильно. Пусть ему оценку даст народ, учителя и школьники. Когда я был министром, ввел экзамен по казахскому языку в начальной школе. Этот проект поддержал и новый министр просвещения, я ему за это благодарен. Потому что пока казахский язык, не станет языком науки, бизнеса и общества, он не поднимется на пьедестал.

Как вы можете прокомментировать шум вокруг НИШ? Люди требуют урезать финансирование и переименовать.

- Мы, наоборот, должны попытаться довести средства, выделяемые обычным средним школам, до уровня НИШ и на этот же уровень поднять их престиж. Выпускники этих школ - молодежь Казахстана. Что касается бюджета Назарбаев интеллектуальных школ - он уменьшился. Но вопрос их закрытия не рассматривается на государственном уровне. Вопрос о переименовании не считаю важным, потому что здесь главное не название, а качество и содержание. Как бы это ни называлось, но такие школы должны быть в Казахстане.

Сейчас также объектом критики стал проект "Комфортная школа".

- Обратите внимание, что в такое непростое время на проект выделили 2,4 трлн тенге. Раньше, когда строились Бином-школы, вся столица стремилась попасть туда, потому что там было очень хорошее материально-техническое состояние. Комфортные школы возводят не в Астане – 370 учебных заведений высокого класса появятся в селах. Теперь перед нами стоит вопрос качественной реализации этой идеи.  У граждан есть возможность вести виртуальное наблюдение за строительством, найти ответы на вопросы - кто строит, как строит, как расходуются деньги. Также мы приняли закон об общественном контроле, где прописано, что каждый гражданин может осуществлять эту деятельность. Есть закон петициях, благодаря которому создана правовая площадка для выражения мнения.

Петиции – это инструмент или просто площадка, на которой можно выплеснуть какой-то негатив?

- Петиция - это средство выражения общественного недовольства. Даже при том, что та или иная инициатива собрала 50 тысяч подписей, нигде не написано, что ее исполнение обязательно. Но для дифференциации работы в этом направлении нужно знать реакцию общества, она необходима. Риски подписания петиции ботами заранее учтены и приняты меры предосторожности, такие как доступ через ЭЦП.

В последнее время законы стали жестче, но несмотря на это не стало меньше преступлений. Как это можно объяснить?

- Невозможно решить какую-либо проблему только суровым наказанием. Параллельно с ужесточением ответственности должна идти работа по борьбе с ее причинами и профилактике. Например, наказание педофилов - общество говорит, что их нужно казнить, но у нас самым суровым считается пожизненное заключение. Мы дали предложение о кастрации, но оно было отклонено. Мы предложили пожизненное заключение за убийство младенцев и детей. Помните была «Синий кит», которая доводила детей до суицидов? Её организаторы избежали наказания. Теперь в Уголовный кодекс введена норма – «подстрекательство к самоубийству», «пропаганда самоубийства». Но здесь нужно думать не только о наказании, нужна профилактическая работа: открытие центров поддержки семьи, центров для детей с проблемами в поведении, спортивно-культурных секций.

Много споров вызвал законопроект о защите прав детей.

- Фейков об этом законопроекте много. Например, о том, что государство будет лишать родительских прав. Какую пользу может принести это государству? Напротив, в последние десять лет создаются все условия для того, чтобы дети росли в полной семье. Количество сирот, проживающих в детских домах, сокращается. Дети, которые остались без родителей будут переданы на воспитание в профессиональные семьи.

А кто может стать профессиональной семьёй?

- Здесь прописываются особые требования. На статус профессиональной семь могут лица ранее не судимые, прошедшие специальное обучение, никогда не прибегавшие к насилию и многое другое.

Представители ЛГБТ есть в этом списке?

- В этом законе есть норма, что представитель ЛГБТ не может усыновить детей. А в законе о браке и семье ЛГБТ-браки в Казахстане не регистрируются, но тем не менее об этом говорят. Кому нужна эта фейковая информация? Это также делается для того, чтобы ввести общество в заблуждение и стравить его с властью. Есть и те, кто зарабатывает на этом деньги.

Можете ли вы гарантировать, что закон не содержит нормы в интересах ЛГБТ, трансгендеров?

- Конечно, этот закон написан в интересах детей. Мы все еще работаем по этому законопроекту, здесь не допустима спешка, так как он очень важен для общества.

Педофилы – это показатель морального кризиса общества. Теперь, их будут приговаривать к пожизненному заключению, то есть до конца жизни они будут на гособеспечении.   

- Нам нужно, чтобы они сидели под стражей, потому что они никогда не исправятся.

Вы согласны, с тем, что Facebook, Instagram, tiktok сыграли не совсем позитивную роль в воспитании?

- В целом наше общество сейчас переживает кризис ценностей, феминизм по идеологии, неолиберализм по идеологии. Искусственный интеллект развивается. Социальные институты у нас не успевают за развитием технологий. Мы заметили, что в целом по республике снизилось число детей с врожденными аномалиями, но среди детей с психическими расстройствами резко возросла заболеваемость. Губернатор американского штата Флорида Рон Десантис, который выдвинул свою кандидатуру на президентских выборах в США, принял в своем штате закон, запрещающий лицам младше 16 лет пользоваться социальными сетями. Сейчас этот закон обсуждается и в других штатах США. А Великобритания приняла закон, запрещающий брать смартфоны в школы. Может быть стоит все-таки заниматься реальным делом, а не гнаться за громкими словами в социальных сетях? Деликатные темы озвучивать не стоит.

Полную версию интервью смотрите на YouTube-канале Ulysmedia.kz.

Новости партнеров