×
470.9
496.94
8.83
#стрельба в Алматы #вакцинация в Казахстане #коронавирус #Афганистан #назначения
470.9
496.94
8.83

Экологи сомневаются, энергетики настаивают: кому доверят строительство АЭС

08.06.2022, 11:30
Коллаж Ulysmedia

Любое упоминание о перспективах строительства АЭС может взорвать отношения и рассорить самых добрых товарищей. Тема эта будоражит наше общество не первый год и собрала тысячи противников и сторонников. Можно отметить, сейчас казахстанцы уже меньше сомневаются, что станция нам действительно нужна, но по-прежнему не верят, что построят этот опасный объект так как надо.

Как избежать повторения Чернобыльской трагедии, почему всё-таки ставку правительство делает на Росатом, нужен ли референдум по АЭС, кому можно доверить строительство станции, где её можно возводить, сможем ли мы сохранить независимость, если обслуживать её будут не наши специалисты – обсудить эти вопросы руководитель Ulysmedia.kz Самал Ибраева предложила представителю министерства экологии, геологии и природных ресурсов Зулфухару Жолдасову, главному специалисту компании "Электрические станции Казахстана" Асуану Сиябекову, председателю Ассоциации практикующих экологов Лауре Маликовой и экоактивисту Сакен Дильдахмету.

Экологическое ведомство, судя по всему, горячо поддерживает необходимость строительства АЭС?   

Зулфухар Жолдасов: Давайте будем объективны – наш страх подогревает наша история. Но, во-первых, есть зелёный список для АЭС Европейского союза. В него входят станции, которые обеспечивают нормативы по выбросам. Например, сейчас 74% генерации энергии, необходимой нашей стране, приходится на уголь. Такие станции ежегодно производят 900 тыс тонн выбросов. Также остаются миллионы тонн отходов. Наши ТЭЦ работают по 60-70 лет и уже устарели. Если выбирать, на что их менять, то естественно для экологии атомная станция подходит намного больше.

Но есть масса недостатков, о них вы подумали?

Зулфухар Жолдасов: Конечно, поэтому и говорим, если АЭС будут строить, нужно предъявить несколько требований. Во-первых, система повторного использования воды, которая идёт на охлаждение – то есть нужна технология, где используется немного воды. Или возможные аварии – какая гарантия, что они исключены? История атомных электростанций насчитывает более 50 лет. Технологии развиваются, поэтому выбрать нужно самую безопасную. Нужна конкретная экспертиза, которая объяснит, что будет со станцией не только через год, но и через 50 лет.

А что думают экологи?

Лаура Маликова: Мы провели опрос в сообществе практикующих экологов. И получили результат - около 70% были против строительства АЭС. Напомню, согласно Парижскому соглашению, которое Казахстан подписал в 2016 году, мы должны сократить потребление углекислого газа. Наша страна пообещала сократить долю парниковых газов на 15% по сравнению с девяностыми годами. АЭС даст самый большой эффект.

Где логика, почему в таком случае экологи против?

Лаура Маликова: Причина - опасность радиационных отходов. Эта проблема, кстати, не решена во всем мире. Она остаётся актуальной и в европейских странах и США. Перед выборами американского президента в 2019 году 7 часов шло обсуждение экологических проблем. И кандидаты пообещали, что они сократят строительство АЭС, а технологии переработки радиационных отходов сделают приоритетными.

Вы согласны, что главный вопрос – кто будет строить.

Лаура Маликова: Главное какую технологию выбирать. Я бы согласилась, если бы выбрали французскую – Areva. На мой взгляд, у них самый высокий уровень безопасности. В плане переработки топлива они опережают всех. И если АЭС будут строить под Балхашом, то должна быть учтена проблема воды и биоразнообразия Балхаша. Что касается РосАтома, то мы знаем, что там, где разрабатываются их проекты, экологическая ситуация хуже.

А вопрос уже решен – всё-таки станцию будут строить на Балхаше?

Сакен Дильдахмет: Пока решения нет. Обсуждается Курчатов или Балхаш. Минэнерго пока молчит. Но давайте не будет забывать, что любая атомная электростанция даёт излучение. В Алматинской области несколько национальных парков с богатой флорой и фауной. Какие последствия будут для всего этого биоразнообразия?  Поэтому думать нужно о безопасности.

Многие утверждают, что главная проблема, которая помешает – это коррупция.

Сакен Дильдахмет: Никто не может дать гарантии, что ни копейки не украдут, не сэкономят на бетоне или арматуре. У нас не последнюю роль играет человеческий фактор, из-за которого и возникает очень большой вопрос о качестве и безопасности АЭС.

Вот поэтому и стоит подумать о последствиях, которые могут быть намного страшнее угольных станций.

Например, в Казахстане существует дефицит воды из-за сокращения трансграничных вод. Как мы можем обеспечить водой АЭС на Балхаше, если уже сегодня озеро мелеет?

Учитывая всё это, в ближайшее время необходимо найти ответ на вопрос, нужна нам АЭС или нет. Казахстан богат полезными ископаемыми. Чем строить, лучше договориться с Россией, Узбекистаном или Кыргызстаном и получать от них энергию, если её не хватает.

Факторы, которые сегодня прозвучали, довольно серьезны, тем не менее вопрос строительства АЭС с повестки дня не уходит.

Асуан Сиябеков: Конечно, мы будем строить с учётом радиационных катастроф, произошедших в Чернобыле и на Фукусиме 1. Есть стандарты МАГАТЭ. Реакторы 3+ выдерживают 9-балльное землетрясения. С момента строительства первых атомных электростанций прошло 70-80 лет, технологии обновляются. Можно согласиться с тем, что у нас могут возникнуть проблемы с радиационными отходами. Но есть и способ переработки «отработанного топлива», пусть и остаточного. А давайте рассмотрим альтернативные источники питания: если рассматривать мощность, которую мы получаем от солнечной или ветровой энергии, то здесь нужны аккумуляторы. Возможно, есть заводы, которые их перерабатывают, но их нет в Казахстане. Думаю, их влияние на экологию не меньше, чем радиационный остаток. Большое влияние на природу оказывают и отходы от тепловых электростанций.

Давайте вернемся к разработчикам. Лаура больше доверяет французам. Россияне у многих вызывают опасения из-за войны в Украине.

Сакен Дильдахмет: Вы видели работу Росатома? Существует общий стандарт, установленный МАГАТЭ. Нам сегодня не важно, кто будет строить АЭС. Главное, нужна безопасность. Да и само строительство АЭС требует очень больших капиталовложений. Например, в Турции строит Россия и полностью инвестирует проект.

Лаура Маликова: Ваш пример с Турцией неубедителен. Эта страна сможет противостоять России. Поэтому предлагаю не отделять экологические проблемы от политических. Я уверенна, что благодаря АЭС мы можем стать полностью зависимыми от России.

Сакен Дильдахмет: Геополитические решения принимаются на очень высоком уровне. И в любом случае Казахстан зависит от России. Есть Таможенный союз, есть Евразийский экономический союз. Сегодня все производство, будь то газовая отрасль или какая-то другая – всё зависит от этой страны.

А, может быть, стоит всерьёз рассматривать вариант альтернативных источников – солнце, ветер. Бывший глава КЕГОК Асет Наурызбаев говорил, что солнечная энергия будет в 4 раза дешевле для Казахстана, чем атомная. Вы не согласны с его мнением?

Сакен Дильдахмет: Не забывайте, что солнце может мыть, а может уйти за тучи, и ветер тоже не постоянен. Поэтому мы не можем зависеть в энергетической политике только от альтернативных источников энергии. А энергетика – это основа нашей экономики.

А вы можете объяснить, почему Кайрат Келимбетов как-то однозначно заявил, что Казахстан будет строить АЭС с РосАтомом. Он как бы подлил масла в огонь, после его слов началась очередная волна протестов. А его стали обвинять в лоббировании интересов россиян.

Асуан Сиябеков: Есть Южная Корея, США, Франция и Китай. Есть и РосАтом. Решение будет озвучено до конца этого года.

Сакен Дильдахмет: А как у нас будет решаться проблема с кадрами. Сколько у нас специалистов, которые смогут работать на АЭС? Допустим, завтра мы построим станцию, а кто будет её обслуживать?

Асуан Сиябеков: У нас будут свои специалисты, тем более, что у нас есть Национальный ядерный центр, а там не один, а два реактора. В лаборатории работают квалифицированные специалисты. Вместе с тем, в прошлом месяце мы обратились к министру образования и науки с вопросом, сколько специалистов обучается по программе «Болашак» за рубежом. Пришел ответ. Сказали 35 специалистов по ядерной физике.

Лаура Маликова: То есть дефицит всё-таки есть.

Хотелось бы узнать – а что по этому поводу думают жители, которым страна готовит подарок в виде АЭС? С ними говорили?

Зулфухар Жолдасов: По Экологическому кодексу мы должны поднять вопрос общественного мнения. Будет много разных проектов и каждый должен пройти публичные слушания. Кроме того, мы подписали различные конвенции. Также мы должны договориться со странами, которые находятся граничат с нами.

Лора Маликова: Я всё-таки хочу обратить внимание на то, что у французов система отлажена, у россиян ответственность намного ниже. В западных регионах уровень выполнения экологических требований компаниями с участием России очень плохой. То есть, учитывая это, мы должны работать с компаниями, которые могут предложить самые передовые технологии.

Сакен Дильдахмет: На каком этапе к проекту подключатся экологи и министерство экологии?

Зулфухар Жолдасов: Главное, чтобы это было отражено в проекте, чтобы он прошёл постлицензионный контроль и получил экспертное заключение. Есть требования МАГАТЭ. Мы должны сначала понять, что собой представляет проект.

Проект АЭС только обсуждается, а деньги из бюджета на него уже выделяются?

Асуан Сиябеков: Я не могу точно сказать, какая сумма, но средства могут составить около 10-12 млрд долларов.

Вы уверены, что не строить АЭС – может стать большой ошибкой. Сегодня мы все были вашими оппонентами, но видимо, не смогли вас переубедить?

Асуан Сиябеков: Не использовать накопленный опыт и мировые технологические достижения - это можно назвать только ошибкой. Я хотел это донести это до вас.

Строительство АЭС – это не строительство торгового объекта, и это решение – огромная ответственность перед поколениями. Поэтому редакция Ulysmedia.kz готова выслушать мнения за и против, подключайтесь, ведь речь идёт о нашем будущем.

Новости парнеров