×
431.07
485.51
5.69
#стрельба в Алматы #вакцинация в Казахстане #коронавирус #Афганистан #назначения
431.07
485.51
5.69

Как казахский писатель спасал народ от голода, выйти замуж за нигерийца и путешествие в мир иной - обзор казСМИ

18.10.2021, 07:36
Фото: Ulysmedia.kz

О голоде 1920-х годов в степи глазами Жусипбека Аймауытова, писателя, члена народного совета правительства Алаш Орды, воспоминания и свидетельства участников "Желтоксана", а также о свадьбе жительницы Атырауской области и гражданина Нигерии, читайте в обзоре казахских СМИ на Ulysmedia.kz.

Газета «Ана тілі» на этой неделе перепечатала статью, написанную общественным деятелем, основоположником драмы и романа на казахском языке, членом народного совета правительства Алаш Орды Жусипбеком Аймауытовым 9 марта 1922 года. Полная боли публикация посвящена голоду в степи и его последствиям. Писатель размышляет о том, как спасти казахов от голода.

«Наша газета довольно давно не писала о голоде. Не из-за нашего равнодушия или безразличия, или оттого, что с этим несчастием покончено, нет. Но какой смысл без конца стенать и повторять: «помогите голодающим, люди гибнут, собирайте помощь»? Все это красивые, но пустые слова. Газеты пишут об этом постоянно, но таким путем побороть голод невозможно и средств на его преодоление не собрать», – написал Аймауытов.

Основываясь на имеющихся данных, писатель рассказал, в каких регионах Казахстана голод свирепствует особенно сильно:

«Голод лютует в Актюбинском, Уральском, Букеевском, Оренбургском и Тургайском уездах. Здесь проживает половина всего казахского населения. Голод обошел только Акмолу и Семей. Но по последним данным, он пришел и в Акмолу. Из-за джута и бескормицы люди режут скот, а в Кокшетау 78 тысяч человек страдают от голода».

Голоду, по словам автора, предшествовало засушливое лето и нашествие саранчи, вследствие чего люди не смогли заготовить корма.

«Если не будет помощи извне, то есть опасность, что скот погибнет, а это приведет к трагедии. Таким образом голода избежала только Семипалатинская губерния, где проживает около 1 миллиона казахов. Учитывая, что сейчас казахов насчитывается пять миллионов, очевидно, что это настоящая катастрофа!» – констатирует Аймауытов.

В этой связи он предлагает следующие меры по борьбе с голодом: создать комитеты по сбору средств и продовольствия; собранное продовольствие доставлять железной дорогой и дальше раздавать в пострадавших населенных пунктах.

«Однако, как пишут газеты, получить голодающим зерно не так-то просто из-за бюрократических проволочек. Пишут, что 500 повозок из Акмолинской губернии, приехавших в Тургай за зерном, вернулись несолоно хлебавши. А учитывая состояние наших дорог, говорить о своевременности доставки зерна не приходится», – продолжил автор.

Во время голода находилось немало тех, кто наживался на горе народа.

«Летом 1921 года на Семипалатинском съезде губернского совета было принято решение о введении налога, согласно которому животноводы должны были отдавать государству одного барана из каждой сотни. Однако нашлись нечистоплотные люди, вступавшие в коммунистическую парию для сбора этого налога. Пользуясь своим положением, они собирали не по одному, а по два-три барана. В казну сдавали самый худой скот, а остальное оставляли себе. Народ не слепой, он все это видит. И после этого о каком доверии властям может идти речь?!» – сетует писатель и предлагает отправлять на сбор налога людей, пользующихся доверием народа – будь то коммунисты или беспартийные.

Статьи Аймауытова о голоде в Казахстане, разумеется, не могли нравится большевистской власти. Парадокс: человек, боровшийся с голодом, был арестован по ложному обвинению в присвоении пожертвований, выделенных для голодающих Тургая, Кустаная, Актобе. Однако вскоре был оправдан.

Но на свободе он пробыл недолго: был арестован уже по обвинению в контрреволюционной деятельности и расстрелян в 1930 году. Ему был всего 41 год. Только в 1988 году Верховный суд КазССР полностью реабилитировал великого писателя ввиду отсутствия в его действиях состава преступления…

«Қазақ әдебиеті» публикует материал Кайым-Мунара Табеева, посвященный «Желтоксану». Автор утверждает, что во время декабрьских событий 1986 года на центральную площадь в течение трех дней вышли не 24 тысячи человек, как было объявлено официально, а гораздо больше – около 60-ти тысяч.

Против произвола Кремля на площади собрались не только парни – студенты и рабочая молодежь – но и девушки, которые придавали еще больший дух митингующим. Среди них была и 16-летняя студентка первого курса Алматинского музыкального училища имени Чайковского Ляззат Асанова.

Смерть отважной девушки до сих покрыта тайной. В родной аул ее доставили в цинковом гробу…

После гибели Ляззат ее дело было закрыто прокуратурой за отсутствием состава преступления. При этом распустили слухи, что она якобы похитила деньги у сокурсницы, и не выдержав позора, наложила на себя руки.

Вот что рассказывает землячка Ляззат:

«17 декабря 1986 года я услышала, что студенты вышли на акцию протеста и тоже пошла туда. Там я встретила Ляззат, с которой мы учились в одной школе. Она объяснила, что протест связан с отстранением от власти в Казахской ССР Динмухамеда Кунаева, на место которого поставили Геннадия Колбина. «Мы требуем, чтобы во главе Казахстана стоял казах, а не пришлый», – коротко объяснила она. Вдруг вокруг нас стало сжиматься кольцо из военных и милиции, их становилось все больше и больше. Я почувствовала неладное и покинула площадь. А Ляззат осталась там. И тут началась чехарда. После этого я ее не видела. Потом я узнала, что ее проверяет КГБ, а позже узнала о ее смерти».

Ляззат Асанову сотрудники спецслужб опознали по фотографии.

«К сожалению, многие документы из дела Асановой из ее уголовного дела попросту исчезли. Палачи заметали следы своих кровавых деяний», – говорится в публикации.

Участник декабрьских событий, композитор Рамазан Тайманов так вспоминает о Ляззат Асановой: «Она училась в классе кобыза, она была мне как сестренка. На площадь она вышла с нами 18 декабря, в общежитие мы вернулись за полночь. 23 декабря она пришла ко мне со слезами: «Агай, КГБ меня каждый день вызывает на допросы, обвиняя в протесте против назначения Колбина. Требуют, чтобы я выдала пятерых участников, и тогда они от меня отстанут. Но я не стала этого делать, никого не выдала». После этого я не видел Ляззат. Если бы я знал, что произойдет такая трагедия, я бы не отпустил ее от себя».

Ляззат Асанова была полностью реабилитирована только в мае 1997 года.

А теперь к более легкому чтиву.

На прошлой неделе много шума в казахской прессе наделала свадьба жительницы Кульсары Атырауской области и гражданина Нигерии, о чем написал «Алаш айнасы».

Молодую зовут Заида, ей тридцать лет. После свадьбы о девушке узнал весь Казахстан. Ажиотаж вокруг своей скромной персоны Заида восприняла спокойно.

«Интересное чувство. С одной стороны, многие поздравляют, желают счастья. Но и хейтеров много. Но я безразлична к этому, понимаю, что у каждого человека есть свое мнение на мой счет. Меня состояние родителей беспокоит, они очень сильно переживали, читая соцсети», – призналась Заида.

Она рассказала, что работает переводчиком в СП «Тенгизшевройл», познакомилась со своим будущим избранником, гражданином Нигерии, в учебном центре.

«Ему 33 года. Познакомились случайно. Сначала просто здоровались: как дела, то да сё. Позже мы оказались в общем чате. Там он узнал мой номер и стал писать в личку. Это три года назад было. Потом стали общаться по телефону. Я человек довольно замкнутый, сложно схожусь с людьми. Но со временем мы сблизились, начали встречаться, а потом он сделал мне предложение», – вспоминает она.

Свадьба в доме невесты (Ұзату тойы) прошла традиционно.

«Все прошло замечательно. Непременно хотела получить благословение старших. Не хотела тихо молча провести свадьбу. Мне не 18 лет, уже за тридцать. Родные жениха, к сожалению, не смогли приехать на свадьбу из-за ковида. Но они отпраздновали нашу свадьбу там, в Нигерии. У нигерийцев и казахов много общего: тоже дают көрімдік, делятся на ру. Вначале родителям было сложно принять мой выбор из-за цвета кожи избранника и из-за того, что он иностранец. Надеялись, что наши чувства постепенно остынут. Но напрасно. Мой муж очень добрый, умеет расположить к себе людей, с хорошим чувством юмора. Общаемся мы по-английски. Что я хочу сказать тем, кто еще не женат или пока не замужем? Слушайте свое сердце, оно никогда не обманет», – говорит счастливая Заида.

А молодой парень из Актау Салауат Жанибекулы утверждает, что во время 25-дневной комы побывал на том свете, пишет портал Nur.kz.

«8 мая 2021 года в Ночь предопределения (Қадір түні) я попал в автомобильную аварию. Наша машина врезалась в верблюда, я сидел на заднем сиденье. О моменте ДТП ничего не помню. 56 дней лежал в реанимации, из низ 25 – в коме. Слава Аллаху, сейчас чувствую себя хорошо, за что благодарю Всевышнего, аруахов, врачей. Многие меня спрашивают о том, что я чувствовал во время комы. Охотно расскажу. Я открыл глаза и увидел, что нахожусь среди белых облаков. Передо мной стояли большие ворота. А перед ними – большая очередь из людей. Когда дошла моя очередь, меня встретил дедушка с белой бородой. «Куда ты идешь, возвращайся обратно, твой черед еще не пришел», – сказал мне старец. Но я все же устремился к воротам. Тот же аксакал повторил: «Тебе тут не место» и сильно толкнул меня в грудь. Я огляделся по сторонам и увидел большую каменную крепость, услышал издалека слова из Корана. Да, я был на пороге иного мира. После этого путешествия я понял, что в этой жизни нельзя никого обижать. Я простил и водителя, из-за которого попал в аварию, и хозяина верблюда, с которым мы столкнулись», – говорит «вернувшийся с того света» Салауат.

Подготовил Елтай Давленов