×
425.02
450.1
7.17
#стрельба в Алматы #вакцинация в Казахстане #коронавирус #Афганистан #назначения
425.02
450.1
7.17

Политическая энергетика: почему в Казахстане не могут найти консенсус по АЭС

17.02.2022, 10:39

Электричество как воздух - если есть, его не замечают, когда его нет – возникает ощущение, что жизнь остановилась. Мы плохо представляем, как можно сейчас обойтись без света, холодильника, кондиционера или Wi-Fi – но где брать энергию, которой уже явно не хватает? Что спасёт - ветер, солнце, уголь или атом?

Сторонники и противники идеи строительства атомной электростанции в Казахстане разделились на два лагеря. У каждой стороны есть доказательства, аргументы и взаимоисключающие прогнозы.

Например, 14 февраля министр энергетики РК Болат Акчулаков на брифинге, отвечая на вопросы журналистов по АЭС, объяснял, что решение строить станцию – наиболее перспективное в энергетической повестке. Радикально настроенные граждане в ответ заявляют, что АЭС погубит страну. А председатель правления госфонда «Самрук-Казына» Алмасадам Саткалиев заявил, что для строительства АЭС наиболее удобной площадкой является поселок Улкен в Алматинской области.

С корреспондентом Ulysmedia.kz своей точкой зрения поделилась руководитель Национальной ассоциации экологического туризма «Елім-ай» Самал Ибраева.

По её словам, АЭС – это редкий случай, когда у каждой из противоборствующих сторон есть свои весомые аргументы.

“У первых – необходимость стабильной работы энергосистемы. Странно не использовать то, что дано нам природой – лидирующее место по запасам урана, перерабатывающая промышленность в этой сфере. Аргументы вторых – радиофобия. Несмотря на то, что приставка «фобия» обычно имеет негативный, надуманный смысл для тех, кто фобии озвучивает, в этом случае она объективна: опыт Чернобыля, Семипалатинского полигона, Фукусимы невозможно проигнорировать”.

Ибраева отмечает, что и сторонники, и противники казахстанской АЭС говорят об экологии. Первые аргументируют тем, что атомная энергетика намного чище и не «портит воздух», и разливы мазута, вроде недавней экологической трагедии на севере России, исключены.

“Противники доказывают, что хранение отработанного ядерного топлива станет проблемой, которую мы оставим в наследство внукам и всем следующим поколениям. Не говоря уже о возможности аварии, не такой уж гипотетической. Редкий случай, когда обе стороны правы”, – говорит эколог.

“Кто будет спорить с тем, что Казахстану необходимо заниматься спасением энергетической сферы”, – рассуждает Ибраева.

И приводит в пример январский блэкаут, когда страны Центральной Азии, в том числе Южные регионы Казахстана, остались без электричества.

“В разных странах применяют разные источники генерации – во Франции на АЭС производят 70% электроэнергии, и большую её часть экспортируют. Такие страны, как Дания, Нидерланды и Германия отдают предпочтение возобновляемой энергии. Поэтому, прежде чем принимать решение об АЭС, Казахстану нужно очень хорошо изучить опыт других”, – убеждена Самал Ибраева.

Эколог напоминает ситуацию, с которой столкнулся ЕС. Когда там в прошлом году резко выросла стоимость газа, а альтернативные источники не смогли решить проблему, Европа вспомнила про уголь. В результате Европейская Комиссия уже в этом году признала атомную энергетику «зеленой».

“В таком качестве она включена в таксономию источников генерации. Вроде бы убедительная победа сторонников АЭС. Но сделаны оговорки, что это сделано всего лишь на время, пока возобновляемые источники энергии не разовьются до такого уровня, что смогут полностью и гарантированно заменить все остальные”, – делится информацией Ибраева.

“В Германии, чья гигантская по объемам производства экономика и немалое население больше чем половину потребностей в электричестве покрывает за счет «зеленых» источников”, – приводит еще один пример эколог.

​Почти одновременно с решением Еврокомиссии по атомной энергетике случился казус во Франции, где из-за коррозии металла были остановлены три атомных реактора. В декабре прошлого года по той же причине остановили четыре реактора – 7 из 57. Общая энергогенерация потеряла 10%. Сталкивались европейские атомщики и с другими проблемами – в 2018 году два реактора были остановлены из-за жары.

“То есть не стоит абсолютизировать надежность, устойчивость и безопасность атомной энергетики. Как не нужно и загодя списывать её положительные эффекты. В конце концов, АЭС действительно генерируют колоссальные объемы энергии, без каких-либо выбросов в атмосферу”, – делится своими выводами эксперт.

Она убеждена, что в нашей стране нужно продолжать дискуссии по АЭС, изучать вопросы безопасности, стоимости и надёжности, а принимать решение о строительстве станции нужно на общенациональном референдуме.

Вопросов больше, чем ответов

Несмотря на критику, казахстанские чиновники уже уверенно говорят о строительстве АЭС. Настаивает на атомной энергетике и президент Токаев.

Самал Ибраева считает, что нельзя забывать о Чернобыльской трагедии, ставшей результатом халатного отношения и коррупции. Гарантировать того, что Казахстан не столкнется с таким же печальным сценарием, чиновники не берутся, поэтому казахстанцев пугает и сама идея строительства АЭС. Поэтому может быть стоит взвесить все «за» и «против» и изучить возможности возобновляемой энергии? На первом месте должна быть безопасность.

“Сегодня неизвестно, сделаны ли все расчёты по возможности обеспечения населения и экономики электроэнергией, минуя АЭС? Строительство АЭС – это судьбоносное решение для нашей страны и для нашего с вами будущего. И торопиться здесь точно не стоит. Этот вопрос должен обсуждаться в Казахстане максимально подробно, и, возможно, даже не год и не два”, – уверена Самал Ибраева.

Почему РФ

Множество вопросов возникает из-за выбора партнёра. Правительство не скрывает, что предпочтение отдаётся российской госкорпорации «Росатом», и казахстанская сторона с ней проводит переговоры и уже договорилась о подготовке кадров. Эта оперативность тоже вызывает вопросы, тем более, что более высоким авторитетом у экспертов пользуются атомщики Франции.

“У Франции нет трагического опыта, хотя первый реактор там запустили в 1959 году. В США, к примеру, на местной АЭС в марте 1979 года удалось чудом избежать ЧП. Авария едва не стерла с лица земли целый штат. Она произошла на американской атомной электростанции «Три-Майл-Айленд» в штате Пенсильвания. Да, авария не повлекла за собой такие колоссальные потери, как позже в Чернобыле, но после этого случая у многих американцев изменилось отношение к мирному атому. Эту АЭС, кстати, закрыли после 45 лет эксплуатации”, – говорит эксперт.

В Японии помнят аварию на АЭС Фукуси́ма-1 в 2011 году. Специалисты заявляли, что для ликвидаций последствий катастрофы потребуется около 40 лет. После аварии от облучения погибли тысячи японцев. Трагические случаи оставили след в истории даже самых развитых стран, поэтому строительство АЭС должно быть решением не столько смелым, сколько обдуманным.

“Народ свое согласие уже дал? Наши независимые эксперты все согласны? Зачем заявлять об этом на весь мир и вести переговоры с «Росатомом», когда ещё нет единого мнения среди общественности внутри родной страны? Когда строили Семипалатинский полигон в Казахстане, то у нашего народа тоже не спрашивали, более того, скрывали возможность страшных последствий. В итоге кто-то из россиян взял на себя ответственность – также уверенно и смело”, – задаётся вопросами Ибраева.

Эколог настаивает на масштабном обсуждении проблемы и предлагает не торопиться в принятии решения, а дать возможность передовой общественности и учёным проанализировать проблему.

Напомним, разговоры об атомной энергетике активизировались в Казахстане в 2021 году. В октябре инициативная группа граждан, сомневающихся в том, что государство может гарантировать безопасность, создала онлайн-петицию против строительства АЭС в Казахстане. Однако 8 февраля президент Токаев на расширенном заседании правительства заявил о необходимости строительства атомной электростанции, подчеркнув, что без реализации этой идеи Казахстан потеряет своё региональное лидерство.

Новости парнеров