×
447.89
476.78
4.79
#паводки #правительство #СудБишимбаева #финансы #назначения #акимы #январские события #война в Украине
447.89
476.78
4.79

Политическая адаптация или почему Ермурат Бапи теперь за каждым своим словом следит

05.05.2023, 07:30
Коллаж Ulysmedia

Китайская экспансия, казахи или казахстанцы, осуждённый Мамай, январская амнистия и возрат капиталов – об этом говорят граждане, но молчат депутаты и чиновники. Депутат мажилиса парламента Ермурат Бапи согласился обсудить самые больные темы на YouTube-канале Ulysmedia.kz и ответить на вопросы главного редактора сайта Самал Ибраевой.

Вопрос по китайскому «безвизу» всколыхнул страну – у этой идеи есть противники и сторонники, но, согласитесь, тех, кто боится китайской экспансии гораздо больше. Что по этому поводу думают депутаты – они на какой позиции?

- У казахов сложился комплекс – если к нам пустить китайцев, они захватят страну. На его фоне мы так болезненно и переходим на безвизовый режим. Меня удивляет позиция властей – они не рассказывают, что даст Казахстану этот тридцатидневный безвизовый режим. По крайней мере, я нигде не мог найти информацию, которая бы объясняла эту проблему. Казахстанцев пугают не столько китайцы, сколько коррумпированность миграционной службы. И хотя граждане Китая, прибывшие в нашу страну, должны её покинуть через 30 дней, и они не могут открыть бизнес, и устроиться на работу - народ боится, что они останутся здесь.

Китайский вопрос насколько опасен с с точки зрения национальной безопасности?

- Почти 1,5 млрд населения могут поглотить 20 млн. Однако сейчас весь мир открыт, просто надо подготовить наше общество и научить жить в этом открытом мире. Я думаю, что противостоять китайской экспансии могла бы идея Турана и если бы мы смогли создать такой союз, то могли бы не только противостоять Китаю, но и работать с ним на равных. Но пока мы планируем, Китай завоевал всю Южную Азию. На руководящих постах на Филиппинах и в Сингапуре находятся китайцы. В Новой Зеландии треть населения - китайцы. Поэтому, если мы хотим сохранить нашу религию, менталитет, язык, национальное единство – нужно думать о том, как это сделать.

В экономическом плане мы уже зависимы от Китая.

- У нас от мыла до лопаты – всё из Китая, поэтому закрыть границу – это по крайней мере не очень разумно. До этого была виза, 14 дней, теперь планируют 180-дневный визовый режим в течение всего года. Раньше китайцы, когда время проживания в стране истекало, ппереходили границу и возвращались, теперь такой возможности у них не будет.

Почему эта проблема не заинтересовала депутатский корпус, почему молчит депутат Бапи?

- Мы планировали это сделать после майских праздников. Однако посмотрим, будут ли депутатские запросы, сделают ли депутаты заявление. В законодательной власти, я стал политиком другого уровня и любое моё выступление будет рассмотриваться внешнеполитическими ведомствами другой страны, как мнение государственного уровня.

То есть появились какие-то ограничения?

- Нет, ограничений нет, но есть некая гражданская осторожность. Например, я не до конца осознаю преимущества визового режима в контексте государственных целей. Мы ведь не открываем границу - только даём месячный рубеж. Но, повторюсь, мы многое не понимаем и было бы гораздо убедительнее, если бы чиновники объяснили, что они хотели получить в результате.

А вы будете осторожничать? А мы надеялись, что теперь диалог народа и депутатов наладится и самые важные вопросы можно будет обсуждать открыто. Например, проект создания нации, у нас бурно обсуждался вопрос названия граждан страны – казахами или казахстанцами?

- Надо смело проводить нашу национальную политику вокруг казахской нации. Эта идея была озвучена на Ассамблее народа Казахстана. Но её толком никто не понял, поэтому пошумели и всё. Это дело государственной политики, за её разработку и реализацию должны взяться все министерства. В противном случае как обычно - пошумим в соцсети и всё, а за этим, прежде всего, должна стоять ответственность. До сих пор власть игнорировала подобные темы – они считались националистическими. Сейчас всё изменилось, молодёжь открыто настаивает, чтобы у нас был один государственный язык, чтобы граждан страны называли не казахстанцами, а казахами. Мы поддерживаем эту идею, но понимаем, что придётся ломать стереотипы.

А вы будете это делать? Вам теперь проще отстаивать своё мнение?

- Честно говоря, я переживаю период перемен в своей жизни – прохожу адаптацию. Месяц назад я был оппозиционером, сегодня я понимаю, что у меня, как у депутата, должна быть внутренняя ответственность, потому что завтра мне придётся отвечать за каждое своё слово. На самом деле я свободный человек, который 25 лет, не задумываясь, открыто говорил обо всём, теперь начал осознавать свою ответственность и понимать, что рвать рубуху на груди и ругать власть – это полдела, намного важнее добиваться каких-то результатов и решать вопросы, которые назревали в течение 30-ти лет.

Как вы относитесь к критике нового мажилиса и сомнениям избирателей, что поэты, спортсмены и журналисты, ставшие депутатами, смогут что-то изменить?

- По-моему, здесь скрыт политический подтекст. Есть поговорка – «Москва не сразу строилась». Сама мажоритарная система – это  уже символ перемен. Теперь, вместо того, чтобы приветствовать эти перемены – их почему-то встречают в штыки.

В народе говорят, что в мажилис прошли только те кандидаты, которые пошли на компромисс с властью.

- Это обсуждается уже полтора месяца после выборов. Возможно Токаев хотел, чтобы в Новом Казахстане был новый парламент. Но с другой стороны, стоило или нет скоропостижно разрушать политическую систему, которая формировалась тридцать лет? Но, несмотря на разговоры о компромиссе, нам всем придётся работать на благо общества.

До сих пор Санжар Бокаев доказывает, что именно он победил на выборах. О том же говорит Арман Шураев.

- Они сильные и авторитетные люди. Я бы очень хотел, чтобы они стали депутатами. Арман Шораев, Болат Абилов, Мухтар Тайжан поднимают важные вопросы. Но мы все переживаем этап становления. В том числе и наш президент Токаев, который сформировался в системе Назарбаева. Ему нужно сопротивляться, бороться с коррупционерами и взяточниками, которые не хотят сдавать свои позиции, не хотят освобождать свои теплые места. Вот такие противоречия. Но уже началось постепенное изменение всего этого.

То есть у вас компромиссов не было?

- Нет, я иду на компромисс только, когда поддерживаю идею создания Нового Казахстана. Новую страну власть самостоятельно не построит, ей придётся это делать вместе с обществом, а мы поможем привлечь к этому больше граждан.

Как вы относитесь к тому, что всё больше граждан с оппозиционной точкой зрения всё чаще попадают в СИЗО?

- Честно говоря, это никак не соответствует Новому Казахстану.  Я думаю, что консультанты и помощники доносят не совсем верную информацию.  Например, на корабле, который идёт своим курсом, есть штурман, боцман, моторист – то же и в аппарате президента. Похоже, они неправильно передали информацию, связанную с запертыми в СИЗО гражданами. Есть ещё рядом с Токаевым представители старой системы.

А что мешает избавиться от них? Например, почему правительство и премьер остались прежними?

- Это сложно отрицать. Самое главное, что в нашем обществе много сильных и честных граждан, которые превыше всего ставят интересы страны, которые не вовлечены в коррупцию - их нужно привлекать на госслужбу. С точки зрения кадровой политики - у Токаева большая проблема. Но я разговаривал на эту тему с депутатами, они не соглашаются с мнением, что на президента влияют представители назарбаевской системы.

Несмотря на то, что Карима Масимова на 18 лет отправили за решётку, его первый зам и племянник Назарбаева - Самат Абиш остался на свободе. Напрашивается вывод, что первый президент все ещё имеет влияние.

- Мне самому интересно, есть ли между Токаевым и Назарбаевым какая-то договоренность. В противном случае 19 марта 2019 года Назарбаев не ушёл со словами – оставайся, управляй страной. Была какая-то сделка или нет? Скорее всего какое-то соглашение было, тем более, что Токаев культурный человек и не мог не выполнить обещание. Но после января он взял правильное направление.

Вы говорили, что Карим Масимов «козёл отпущения», откуда такая уверенность?

- Карим Масимов никогда не был человеком, который добровольно бы мог прибегнуть к таким действиям. Помните, он говорил, что останется вечным помощником Назарбаева? Возможно, за ним стояла какая-то влиятельная сила. А после январских событий людей, причастных к Назарбаев династии, судили по мелким статьям. Например, Кайрат Сатыбалды. А вопросы нефти и газа остались в стороне, приговор только по делу «Казахтелекома». Миллиард долларов казалось бы, вернули. Мы так и не узнали, где эти деньги и как их удалось получить.

Можно вспомнить дело «Оператор РОП» - по нему тоже судили не главного организатора Алию Назарбаеву, а исполнителей. По делу Боранбаева судья отказалась вызывать бывшего главу Казтрангаза - Кайрата Шарипбаева...

- Здесь есть попытки смыть январские ужасы такими приговорами, провести мелочную ревизию – то вернули земли Дариги Назарбаевой, то забрали рынок у Болата Назарбаева. А на самом деле необходимо провести полную ревизию собственности близких и родных Назарбаева - проверить, что честно нажито, а что украдено. Да и вообще всё, что осталось от Назарбаева нужно изменить, кого-то наказать, кого-то реабилитировать. Чтобы создать Новый Казахстан – давайте освободим политзаключенных и договоримся с народом. Я для этого и пришёл в парламент. Я хочу заглянуть внутрь власти и посмотреть, каковы там намерения и ещё хочу убедиться, что она повернулась лицом к народу.

Как вы будете действовать?

- Я хочу обратиться в Генпрокуратуру и комиссию по возврату активов, выйти к своим коллегам из европейских стран и сделать заявление - помогите нам в этой ситуации, содействуйте в её изучении и достоверности. Но я сначала должен убедиться, что наша комиссия и Генпрокуратура предпринимают какме шаги. А если выяснится, что они просто надели соответствующие моменту маски и только для отчёта говорят о возрате каких-то мелких сумм, то зачем я буду морочить голову коллегам из Европы?

Сегодня уже говорят о том, что вернули миллиарды, но мы пока этого не почувствовали. Население как было бедным, так и осталось.

- Официально, 600 тысяч жителей Казахстана – нищие. И если мы вернём хотя бы половину украденного, деньги нужно направить на социальную справедливость.

28 апреля в Таразе молодых людей на 16 лет лишили свободы за участие в январских событиях. Это справедливо?

- В этом вопросе президент Токаев до сих пор не может сказать правду. Хорошо, не говори больше чем можешь, но объяви национальную амнистию, чтобы уже поставить точку в этих кровавых событиях.

Но амнистия – это признание вины.

- Амнистию нужно объявить самим событиям.

А Жанболат Мамай имеет право на амнистию?

- Мне не понятно, почему власти покоя не даёт Жанболат. Думаю, причина в том, что он уже большой политик, а через семь лет станет ещё и большим конкурентом на президентских выборах. И скорее всего его именно поэтому хотят нейтрализовать сейчас – заранее.

А вы можете как депутат заступиться за Мамая?

- Я уже поднял вопрос о политзаключенных, сейчас собираю общую информацию по январскому делу. После этого планирую выйти с заявлением или депутатским запросом. При Назарбаеве я сам был трижды осужден. Закрывали и громили мою редакцию, взрывали мою машину, избивали моих сотрудников. Но это в прошлом, оно не должно мешать мне стать уже не уличным патриотом, а политической личностью. Надо доказывать, что ты можешь построить Новый Казахстан не воспоминаниями, а сегодняшними конкретными делами.

Интервью записала Самал Ибраева, полную версию смотрите на YouTube-канале Ulysmedia.kz.

Новости партнеров